Арктические дожди. Исландия и Гренландия

18.08.2008

Исландия и Гренландия.


«Сегодня мы изнасилуем всех женщин, которых встретим на берегу. А завтра мы уплывем дальше. И пусть их насилуют другие..» .Старая исландская песня. Подстрочник.
Арктические дожди.

На правах вступления.
Викинги были шутниками, пьяницами и дебоширами. Собственно, что еще им было делать, если над головой было вечно дождливо, пасмурно и холодно.

Где-то уже под конец X века нашей эры. Север Норвегии. Очень вольная историческая реконструкция. Открытие Гренландии.
Рыжебородый Эриксон (или попросту Эрик Рыжий) вышел под дождь, ежась от холода, двинул в глаз кому-то, некстати оказавшемуся у него на дороге и пошел, было, дальше – старая Эдда неплохо варила брагу, а похмелье мучило еще с вечера. Но этот, с подбитым глазом, полез в драку, пришлось несильно ударить его еще и топором, больше ничего под рукой не оказалось. Только после удара Эрик понял, что только что убил сына предводителя клана (или что там у них было). Пришлось идти не к Эдде, а срочно сматываться. Старики говорили, что кроме родной Норвегии, в паре недель хода в сторону льдов есть небольшой остров, на котором есть все, что нужно настоящему викингу – женщины, брага и достойное общество. На исходе второго месяца Эрик добрался до земли, покрытой льдами и совершенно безлюдной и бесплодной. Пришлось разворачиваться в обратную сторону. Потом, рассказывая в Исландии о местах, где удалось побывать, Эрик, будучи человеком с большим чувством юмора, поведал доверчивым аборигенам, что всего чуть на запад лежит прекрасная земля, вечнозеленые луга которой способны прокормить бесчисленное количество овец, коров и лошадей. И эта «зеленая земля», т.е. Гренландия, показалась настолько прекрасной продрогшим исландцами, которым до смерти надоел вечный запах сероводорода, бескрайние поля лавы и вулканического пепла, что тут же была организована экспедиция по освоению новых земель. Эрик понял, что пора опять возвращаться в Норвегию, пока «новые гренландцы» не вернулись обратно в Исландию. В их чувстве юмора он уверен не был… Но название «зеленой земли» так и осталось неизменным. Возможно и напрасно Эрик сомневался в исландском чувстве юмора. Прозвище «Эрик Кровавый Топор» вошло в исторические хроники Митгарда. Впрочем, в хрониках Иггдрассиля Эрик не был упомянут, но не сильно сожалел об этом. Зато именно Эрик Рыжий открыл Северную Америку еще в первый год XI века, но забыл расскзать об этом испанцам. Пришлось Колумбу делать все заново.

Исландия в общих чертах.
Современную Исландию, не говоря уже о Гренландии и сейчас нельзя назвать популярным туристическим направлением. Нужно прилично насытиться пляжами, тропиками, горами, экзотикой и многим другим, прежде чем появится желание потратить приличную сумму на путешествие к полярному кругу и по его окрестностям, обладающим в полной мере всей привлекательностью полярной тундры, полярной ночи и вообще мест, которые находятся в точности над разломом двух тектонических плит – Североамериканской и Евразийской. Вследствие этого над страной витает хорошо различимый запах тухлых яиц, зато экология на высоте, а заботы об отоплении, горячей воде и прочих мелочах быта взяла на себя природа. Исландия – единственная страна, где холодную воду нужно (именно нужно) пить из крана – и эта вода будет по вкусу ничем не хуже какого-нибудь Evian, не говоря уже про фальшивый «Боржоми». Только не надо пить горячую – в воде столько серы и ее соединений, что весь полезный эффект (для кожи) можно аннулировать элементарным отравлением. Впрочем, пить горячую воду можно только с сильным насморком – запах от нее не столько неприятный, сколь резкий. Впрочем, говорят, что в разных отелях пахнет по-разному. Так что будущие демиурги с легким закосом в сатанизм могут попробовать свои силы в Исландии – если организм без труда выдержит пару недель серных испарений – можно считать вступительный экзамен сданным и двигаться далее – начинать мучить кошек, или что там положено делать соискателям. Впрочем, говорят, что часты ошибки – человек такая скотина, что ко всему быстро привыкает, запах перестает чувствоваться уже буквально день на третий и только лишь пребывание под горячим душем заново дает полное представление о том, как же все-таки пахнет вода из гейзера.

Отступление.

Пока не было изобретено сглаживание экранных шрифтов, меня очень раздражал текст на мониторе, особенно если его приходилось читать долго. Но со временем, то ли зрение ухудшилось, то ли технология сглаживания шрифта достигла невообразимых высот, то ли я просто привык – и с тех самых пор текст на мониторе меня не раздражает.
С путешествиями происходит то же самое. После давних первых восторгов я вдруг понял, что меня раздражают мелкие детали. В любой стране. Особенно связанные с населением и стилем поведения. Да, я шовинист. И что? Признаться, долгие лет 10 или более именно этот аспект сильно портил мне впечатления от поездок. Я пытался бороться – перестал брать попутчиков (помогло, но ненадолго), прекратил общение с местным населением (нет, я понимаю, что аутентичность беседы в стиле «Mistа, ver ar u fro?» фактически бесценна, но вот если бы вы побывали в Иране где-нить в районе границы с Пакистаном, где белый человек примелькался так же, как и негры в Ульяновске, то ответив за световой день в одна тысяча семьсот тридцать девятый раз на этот вопрос, на следующий раз вам бы тоже захотелось послать всех подальше), перестал посещать места общего пользования (вроде Версаля, могилы Колумба и обзорной площадки на телебашне в Шанхае), стал пытаться искать некие реперные точки в каждом новом месте (их оказалось слишком много) но… все равно, впечатления о стане омрачали воспоминания о сопутствующих им аборигенах. И, уверяю вас, любой прекрасный вид, изумительное блюдо, шикарный пляж и безоблачное небо наличием аборигена можно испортить точно так же, как если бы на концерте симфонической музыки вы бы заполучили звучно храпящего или страдающего метеоризмом соседа.
Но в Исландии произошло то же самое, что и со шрифтами на мониторе (в свое время). Или я просто привык и смирился с несовершенством мира в целом.

Я не буду структурировать свои впечатления, я не буду рассказывать о кемпингах, отелях, скидках, развлечениях и прочем, что обычно за каким-то дьяволом нужно туристам, я не буду вставлять ссылки, названия гостиниц и их цену. Частично это будут выдержки из записок на память, частично некие осознанные воспоминания. Посему и времена и впечатления могут перекрывать друг друга, подменять реальность, меняться по сути. Впрочем, неважно.

Самая популярная тема у местных - escape. Да, именно в смысле "побег". Из 10 опрошенных 7 хотят смыться в Индию, 1 - в Испанию, 1 - в США. Остальные просто хотят смыться, плевать куда.
Местные красавицы либо напоминают помесь гнома с лесорубом, либо блещут ростом, статью и бицепсом. Впервые видел девушку, которая выше меня на 20 сантиметров. А это уже, знаете ли...
Впрочем, что шведы с исландцами в большом количестве, что ниггеры с мексиканцами - на самом деле разницы никакой... Вторые только пахнут совсем уж необычно..

Еда, пейзажи, люди, погода и разная прочая мелочь..

Страна не создана для вкушения кулинарных изысков. Тухлой акулой, китовым антрекотом или вяленым полгода в гнилой тюленьей туше тупиком вряд ли можно удивить изнеженный желудок. Хотя один раз можно попробовать, но не более.

Кухня Исландии - "вареная голова ягненка" - свай. Самое вкусное в голове - это вареный глаз, который выковыривают вилкой и едят целиком. Мозги в блюдо не входят, только ухо, полноса и кожа черепа... перед приготовлением его бреют (не очень аккуратно, правда). Особым изыском считается маринованная голова, а для настоящих гурманов голову подают вообще в сыром, чуть подвяленном виде. Одно утешает - это пища января, в августе - это деликатес. Еще можно попробовать "кит-полосатик", "тухлая акула" (хакарл), маринованные в молочной сыворотке бараньи яйца, которые потом отбивают молотком и запекают в пироге (хритспунгур), "голубой кит", "тюлений ласт", овечья требуха, запечанная в овечьем же желудке (слатур), "хвост кита"... Самое ужасное, что акциз на спиртное - 300%. В результате банка пива стоит 10 евро... Алкоголизм местным не грозит явно... Но вот запивать деликатесы пока нечем. Местная водка хоть и грозится быть 50-градусной, на вкус больше похожа на китайскую рисовую. Надо бы узнать, из чего ее гонят. Самое съедобное из всех кулинарных изысков – скорр – фактически самый обычный йоргурт. Пиво из картошки с добавлением тмина – бреннивин – на любителя. Самогоном уж очень попахивает..

От тотального погружения в изыски высокой исландской кулинарии спасает то, что все вышеперечисленное – деликатес. И если стейк из китового мяса или копченую грудку тупика можно попробовать почти всегда, то вареные, маринованные или сырые головы баранов едят обычно только зимой. Большинство ресторанов находятся вокруг Рейкьявика. Ну максимум в сотне километров в сторону. В остальной части Исландии поесть можно, но это будет либо закусочная у заправки, либо центральная столовая поселка на берегу океана, либо нечто совершенно уникальное, как например в городке угольных шахтеров в самой северной части западной Исландии, где единственным местом для «поесть» оказался местный гей-клуб. Даже не сам гей-клуб, а его торжественная выездная всеисландская тусовка с фотовыставкой (такого количества волосатых мужских задниц крупным планом в формате 2 на 3 метра мне не доводилось видеть еще ни разу), на которой кормили всех желающих строго по таксе – зашел, заплатил, поел, далее по пристрастиям. В качестве развлечений гостям предлагались – пиво со скидкой по карточке члена гей-клуба, катание на качелях на свежем воздухе, сделанных из старой автомобильной покрышки и пары веревок, курение на пронизывающем ветру, созерцание вышеупомянутых задниц на фото, вдумчивая беседа о своем.

Вообще исландцы – необщительный народ. Никто не лезет к тебе ближе, чем на 500 метров, если только иного пути нет, да и то.. Моя попытка поглазеть за ловлей форели нахлыстом в ручье у дороги вызвало явное неудовольствие рыболова – он терпел секунд 30, потом свернулся и полез по откосу ко мне, раздраженно бурча, что это – частная территория и я немедленно должен выметаться обратно на трассу. Впрочем, вот его я прекрасно понимаю, посему ретировался без промедления.

Путь в Исландию начинается с понимания, что добраться туда можно, но чуть сложно. Сложность заключается в том, что самолеты туда летают либо из Европы, либо из Англии, либо нужно бронировать билет на паром и жить на нем 3 дня. Зато можно прихватить с собой машину, которая, скорее всего, не выдержит всех тягот пути, местных дорог и предпочтет неожиданно отдохнуть в самом неподходящем месте. А мест таких в Исландии много. Т.е. практически везде.

Мой путь в Исландию лежал через Стокгольм. Заодно было решено побродить и по этому городу, благо ранее быть доводилось исключительно проездом.

На обживание Стокгольма потрачено 4 часа. За это время пехом успел посетить все достопримечательности (точнее две – 38-метровый лифт за пару евро и Оперу). Больше тут ничего и нет, собственно. До остальных достопримечательностей плыть часа 3-4 по каналам, что не привлекло. Вспомнились слова Бергмана о том, что Стокгольм – это деревня между полями и морем. Прав он... Утром из новостей выяснилось, что Бергман уже пару дней как был, а не есть.. и Антониони паровозом туда же.

Так как ничего не ожидал от города, ни в чем не разочаровался. Одно плохо – в городе целых 4 ресторана с мишленовской звездой. Три закрыты до сентября, оставшийся забронирован на неделю вперед. Гурманы, мать их.. Придется идти в кабак «Мертвеччина в горшочке». Думаю, будет вкусно. Остальное – on air.

В целом Исландия – не такой уж и отдаленный регион для путешествия. Бритты приезжают купить дешевый свитер и пожрать свежей баранинки, взращенной на чистых мхах и родниках. Просто оттянуться на выходные (благо из Великобритании сюда лететь – халява). Транзитники (Европа-США) мочат тушки в гейзерах (в гостиницах – битком, не пробиться) и катаются по местному «золотому кольцу Исландии». Долина – гейзер – водопад. На все – 1 день. 1 асфальтированная дорога. Соответственно и обозначена – дорога №1, без затей. Именно она идет вокруг всей Исландии по побережью. По ней можно катать на седане. По дороге встретилась тусовка клуба любителей ретроавтомобилей. Среди розовых Шевроле и оранжевых Понтиаков выделялся темно-зеленый УАЗ середины прошлого века, «Победа» и «Нива». Все раритеты. Вообще, клубная тема в Исландии прижилась – жизнь спокойная, особо девать себя некуда, поэтому потратить 20 лет на ручную полировку старого УАЗика – запросто.



По некоторым грунтовкам можно катать на нем же, но запросто можно попасть на брод в полметра. По сути, на седанах запрещено съезжать с трассы №1. Полно турья с платками, в шортах и ветровках. Моются в гейзерах, живут там же, питаются на вынос, жалуются на дороговизну всего.

Кстати, приличных гостиниц на острове больше, чем одна (что может показаться при поисках жилья через общепризнанные сайты бронирования). Почти все расположены в западной части Исландии, места большей частью либо живописные, либо с хорошим рестораном, либо с бассейном с гейзерной водой. Иногда бывает все перечисленное сразу. В целом все очень просто, незамысловато и по-деревенски. Со стороны эти гостиницы очень похожи на обычные сельские коровники, но внутри может оказаться ничего. Правда, на северный лад. Никак не мог понять, почему в традициях северной архитектуры явно отслеживаются тенденции к некому количеству ма-аленьких комнатенок обязательно в светлых тонах и с большими окнами. После того, как довелось пожить на побережье, понял, что отапливать большую комнату гораздо сложнее – а ведь холодно почти всегда. Это при том, что в Исландии не бывает морозов. Да, я не ошибся. Благодаря теплому течению неподалеку, минимальная температура зимой – ноль градусов. А при минус 1 уже принято беседовать за вечерней трапезой о «ужасно холодной зиме». Поэтому про цепи и «зимнюю резину» знают не понаслышке только те водители, которые любят забраться подальше в горы по свежему снегу, но не горожане.
Погода в стране летом меняется раз в полчаса. Хотя именно сегодня, 2 августа уже 3 часа светит солнце. Аборигены удивляются и говорят, что проклятое глобальное потепление пришло и в Исландию. В целом впечатление грустное – жить негде, жрать нечего. Но виды обещают быть потрясающие. Посмотрим.. на полярное сияние смотреть рано, на белые ночи – поздно.

Добрался до Blue Lagoon. В аэропорту был впечатлен памятником сперматозоиду в диаметре достигающего 2 метров. Что бы это могло означать? Кстати, прилет не в Рейкьявик, а километрах 50 от него – тут аэропорт больше и новее. Опять же над городом шума меньше. Одно неудобно – рейсы «на континент» иногда вылетают в 7 утра, приходится ночевать рядом, чтобы хоть как-нибдуь выспаться. От аэропорта идеальный асфальт до «Клиники», она же Голубая Лагуна, но чуть в стороне, всего километров 15 будет.



Отмоюсь хорошенько и завтра в горы! Если не лезть в основную "бадью"размером с половину футбольного поля, где полощется пару автобусов туристов, а поселиться в "Клинике", где и гостиница очень хороша и народу никого (всего 8 номеров), то уединение в бассейне и отсутствие детских криков гарантируется. В целом - только ради этого сюда стоило добираться. Природа необычна, от яркости и чистоты красок голова чуть кружится. Потрясающе. После часа в лагуне уже не хочется ничего, кроме как выспаться, поесть и опять поплавать. На горизонте видны горы со снегом. Океан рядом. Закат в 11 вечера, рассвет в 3 утра. Пора спать.
Про Голубую Лагуну тут - . Чем больше мотаюсь, тем больше нравится. Жаль только, что довелось узнать размеры штрафов - превышение скорости от 41 до 50 км в час карается штрафом на месте в размере 920 евро (прям с кредитки списывают запросто - терминал с собой). Если превышение еще больше - год лишения прав. Но, как мне сказали местные служители свистка и радара - "Ты счастливчик! 1 км. до лишения водительской лицензии не дотянул..".

И Блю Лагун, и клиника на ее краю, где можно пожить в удовольствие – места в целом весьма специфические. Нет, в теплой воде очень приятно нежиться на прохладном ветру, вдыхая чистый воздух. Но надо знать специфику этого места – фактически, Голубая Лагуна – нечто вроде «мекки» для тех, кто болеет псориазом. И понимание того, что это болезнь «нервов» и совершенно не заразна не спасает в полной мере от сильных впечатлений, особенно когда рядом с тобой проплывает тушка, у которой распаренная кожа висит лохмотьями по всему телу. В клинике дело поставлено жестко – до 10.00 утра можно купаться постояльцам, далее время тех, кто не мается дурью, а лечится на самом деле, ближе к 20.00 опять можно плавать «турыстам». Так как этой самой грязью надо намазывать кожу, большинство это делает с огромным удовольствием. А горячая грязь обладает дополнительным эпилирующим эффектом. Так что не надо пытаться намазать себе эту грязь на лицо – всего пару чьих-то жестких черных вьющихся волос, частично седоватых, в изобилии попадающихся в этой лечебной грязи, могут отбить навсегда охоту поплавать опять в этой самой Голубой Лагуне.

Я начал понимать, почему страна нравится - народу никого. Встретил всего 2 пары русских за все время - первых в дьюти-фри (ну где еще могут встретиться соотечественники, если не в очереди за бутылкой виски?), вторых в городе, за соседним столиком. Основные эмигранты - поляки, немцы и латыши. Ни одного негра и индуса. Только под тысячу китайцев и все. Эдакое славное сочетание Норвегии и Австралии. Дороги австралийские, пейзажи - норвежские.

В целом, нельзя объять необъятное. Запад лучше всего. Северо-Запад, если быть точнее. Карты Исландии - вещь в себе. Вроде все правильно, но "найди 10 различий". Одно могу сказать, если в Намибии указана дорога, то ее можно пройти на джипе или, слегка покорячившись, на седане. Если в Австралии заботливо висит вывеска - "дорога только для джипов", то ее можно запросто пройти на седане. А вот если в Исландии указана дорога "для джипов", то ее можно пройти ТОЛЬКО на джипе (и то, не на каждом), тщательно потея и передвигаясь со скоростью 5 км. ч.




Местные не лезут в глаза, под колеса и вообще. Все мило. Большинство официантов почему-то говорят по-польски. Ни одна сука не поясняет, что дорога к леднику закрыта по причине разлившейся реки - если что - вытащат, но с советами не полезут. У H2, взятого напрокат, уже нет переднего номера, правого зеркала и лака на правых дверях. Но пока все очень даже ничего. Пройдено по грунтовкам около 2400 км.

Впереди еще столько же.. Лунные пейзажи, бесконечность пустыни с видом на ледник общей площадью эдак с Московскую область, ветер с океана, солнце, теплые источники и дороги... Всего не перечислить. Мне нравится. Впереди Гренландия.



Основная проблема в каждой «европейской стране» - следование общеевропейским традициям. В частности, в Исландии с 1 августа 2007 года введен уже привычный запрет на курение в общественных местах. При том, что теплых сухих мест и при этом не попадающих в категорию «общественные» в стране просто нет. Если только вы не успели прикупить себе небольшой домик с видом на фьорд – тогда сосем другое дело..

Надо понимать специфику – вы проезжаете пару сотен километров по совершенно безлюдной дороге и подъезжаете к кафе в живописном месте. Обычно либо идет дождь, либо ветер, либо просто банально холодно. А курить придется на улице. Причем если сигарету – еще ладно – насосался никотина по-быстрому и обратно – греться. А если трубку или сигару? После ужина? Сидя у камина? Облом..
Местный свитер проигрывает обычной качественной яхтенной куртке, а если комбез одеть, то и подавно. Но вот курить в яхтенном комбезе среди бескрайних и безлюдных просторов как-то стремно. В результате курю в машине. Но большая и холодная Исландия - сумасшедшая страна. Север начинает затягивать. Куда там ЮВА..

Не знаю, что испытывают люди, идущие километров эдак с 15-20 с рюкзачком по полю лавы и вулканического пепла до достопримечательности, а потом обратно, к трассе (это они джип не взяли, а на достопримечательность глянуть хочется), но сам пока это испытывать не хочу. Периодически попадаются велосипедисты. Вместо зада - кровавое месиво, в глазах песок, морда обветренная, но довольная. Остальные ездят на лифтованных джипах, с кемперами, палатками и целыми семьями.

Лифт «тазика» - обычно занятие для среднего американца. Подразумевает это увеличение дорожного просвета и улучшение внедорожных качеств. Но только в Исландии это поставили на поток – лифтуется все – микроавтобусы, минивэны, седаны, джипы, грузовики и вообще все, что поддается «лифтованию». На такой «технике» очень удобно передвигаться по заснеженной зимней Исландии, можно забраться на ледники, добраться до интересных мест летом. Но напрокат их не выдают. Только с водителем и только для огранизованного – не вами, естественно, путешествия. Максимум, что удалось найти – это Хаммер. Но для наших целей его вполне достаточно. Если любите гидов и не умеете хорошо водить полный привод - вам сюда - . По крайней мере не потеряетесь и не перевернетесь.


Шляться по Исландии надо так - день первый - прилет, Голубая Лагуна, сон. День второй - на ЛЮБОМ тазике (хоть кабриолете) доехать до Geizir (сам он работает только при одном условии - высыпать в него 3 кг. стирального порошка и подождать мин.10, но в 20 метрах есть второй, рабочий, выброс пара до 20 метров) и до следующего водопада - Gullfoss. Тут недалеко - километров 15. Умилил рассказ про историю гейзеров – давным-давно территория, на которой расположены гейзеры, принадлежали частному лицу. И он, поганец такой, решил брать плату за просмотр этого природного чуда. Но Правительство Исландии, всерьез озаботившись проблемами бюджетных туристов, выкупило у жадины все его земли и теперь доступ сюда совершенно свободный. В 200 метрах от гейзеров расположена гостиница, из окон которой можно непрерывно любоваться столбом воды и пара. Но спать в ней не очень удобно – приблизительно пару сотен человек каждые 5-10 минут с каждым «выдохом» гейзера хором кричат нечто вроде «У-ааааааа-ооох». Многие просто радосто визжат. Через полчаса начинаешь понимать, почему предыдущий хозяин, окончательно измученный турьем и их криками, решил брать плату за все это безобразие. День третий - джип побольше и помягче и на самую западную точку географической (не материковой) Европы - Bjargtangar. Тут (в 15 км до нее) есть даже отель (точнее двухярусные кровати и можно пожрать) и песчаные пляжи с овцами и птицами-тупиками (помесь чайки и попугая, не умеющая взлетать совсем и поэтому непрерывно тусующаяся исключительно на обрывах или неподалеку, постоянно отправляясь на прогулку сиганием с обрыва). Хозяйка отеля, коллекционирующая купюры тех стран, чьи туристы добрались до этого места, с легким пренебрежением посмотрела на 100 рублей и ткнула пальцем в 500-рублевую купюру на стене.
-Тут уже были русские. Полгода тому. Вы – вторые.
Ну и ладно...

В теории сюда еще можно добраться и без джипа, хоть на микролитражке, но натрясет по самое немогу. А вот далее уже джип пригодится. Можно штурмовать ледники - неземное зрелище плюс броды в полметра по горным рекам, камни на тропах, подъемы до 35 градусов (грунтовые), можно забраться во фьорды северо-запада - безлюдье полное, но виды приедаются, а уж 700 км по грунтовке - отдельная история. На самой западной точке Европы всегда стоит парочка кемперов из Швейцарии и Германии. Как они по этим козьим тропам добираются сюда – не знаю. Вид дедушки в байковом халате, вышедшего из теплого кемпера (сделанного на базе 8-колесного армейского грузовика со всеми управляемыми колесами и формулой 8х8 – у нас на таких обычно стратегические ракеты возили) отлить прямо с обрыва на тупиков мил и незатейлив.

По дороге, уже практически на подъезде – всего 14 км. по глинистому серпантину, открываются нереальные виды на песчаные дюны, которые возникают во время отлива, да и в прилив тоже хорошо видны. Этим песком занесена старая военная авиабаза, на краю которой стоит с пяток полуразобранных DC, валяются авиационные двигатели и стоит пара армейских грузовичков. Из обшивки одного из самолетов сооружено кафе-ангар. Кофе и пончики на вынос. Время работы – по настроению хозяина, который появляется редко.. На мой взляд – самая красивая дорога Исландии, особенно под вечер. Рядом с дорогой приютился аэродром – небольшая полоса, будочка диспетчера, видимость во все стороны – километров на 50 – воздух чистоты просто кристальной.

Непосредственно в Рейкьявике можно взять самолетик (Cessna 185) напрокат (450 евро в час с пилотом, если хватит обаяния и умений – без пилота, отечественные лицензии признают запросто) и с птичьего полета посмотреть разлом между Северамериканской и Евразийской плитами (сверху видно замечательно, снизу - нет). В самолетике можно ужаться до 4 человек, но будет безумно тесно. Цена нереальная (раза в 3 дороже, чем обычно это должно стоить, но местные ссылаются на дороговизну топлива и тяжелые метеоусловия).


Много чего можно. С помощью самолета можно за 2-3 часа осмотреть все главные достопримечательности и успокоиться. 2 часов вполне достаточно на созерцание гейзера, водопадов, священной долины, гор, нового острова Вестманнайяр, возникшего в результате вулканической активности в 1963 году (там теперь нереальная колония альбатросов и ученых-вулканологов), природного заповедника с цветными каньонами (машиной туда добраться можно, но только до долины, далее пешком дня 2-3). Над заповедником самолетик трясет прилично – теплые гейзеры нагревают землю в любую погоду, что очень хорошо ощущается на высоте до 500 метров – я неоднократно пожалел, что не одел на голову какой-нить шлем.

Кататься вокруг страны по трассе №1 - на любителя. Всего 1435 км. Можно за день - темно ведь только 3 часа в сутки. Остальные трассы можно посмотреть тут: ICELAND/PACKAGES.aspx . Даже вполне на понятном языке и с описанием дороги.

Но в большинстве случаев пейзажи начинают приедаться день так на третий. На третий день у нас в активе уже было – пару тысяч километров грунтовки вдоль южного побережья, с сотню бродов (глубоких и не очень), ежевечернее расслабление в Голубой Лагуне, созерцание пару знаковых водопадов и сотни не очень знаковых, так, по дороге встретились, попытка взобраться на ближайший ледник прямо на машине и последовавшая попытка выбраться обратно.
Добраться до ледника. Дурацкая идея, но почему бы и нет. Начало дороги – поля вулканического пепла. Обладают всеми отрицательными качествами песка, плюс кусками лавы можно порезать резину. В обеих случаях поход «в ближайшую деревню за трактором» потянет на пеший поход минимум 4 категории сложности. Но о плохом не думаем. Один раз уже откопались, с куска лавы размером в чемодан слезли (попал под днище), впереди серпантин шириной в 3 метра, уклоном в сторону откоса градусов 10. Откос с пару километров. Сколько ни вглядывался – внизу ничего вроде не валялось. Убирают, наверное...

Встречные машины видны издалека. Надо найти место пошире, прижаться к стене и ждать. Через минут 20 мимо вас аккуратно проползет очередная колымага с туристами. Легко определяется национальная принадлежность – если морды красные, но расслабленные – исландцы на пикнике. Если костяшки рук уже побелели, шея вытянута до предела, а на лице улыбка офигевания – туристы из Европы, впервые попавшие на такую «дорогу, обозначенную на картах».

До ледника (он уже виден) осталось метров 500. Высота всего 2500 м.

30-ти градусный подъем с полусотней булыжников. Ветер такой, что сбивает с ног. Хаммер раскачивается даже никуда не двигаясь. Проползти по хребту можно – далее видна уже трасса на спуск по другую сторону ледника. Но не хочется.


Последней каплей послужило появление 4 местных джиперов с семьями, которые припарковались прямо рядом со мной, одни из них сбегал до ледника, набил рот снегом, после чего все развернулись на пятачке размером чуть больше машины и рванули обратно. Судьбу испытывать перехотелось. Хотелось есть и пить. Желательно, что-нибудь горячее. Спустились, кажется никого не столкнув, только царапнув зеркалами встречный Паджеро, нашли в полусотне километров по трассе первый же указатель «Motel» и свернули. Мотель был больше похож на ферму, но перед ним стояло с десяток авто, попадались и трактора, но это не смущало. Правда, все двери были закрыты. Через 10 минут двери открыли, на наше пожелание «Чай и поесть» ответили мрачно – «Кофе и пирожные». Внутри было уютно, из окна был виден ледник, где мы только что побывали, рядом висела картина, явно сделанная простым способом – бумага прикладывалась к стеклу, обводился контур горы, потом раскрашивался. На картине было изображено извержение вулкана, произошедшее лет 25 тому.
-Это мой муж рисовал! Правда, красиво?
-Очень красиво!
-Проходите на кухню, есть только кофе в термосе – я не допила и кекс – вчера пекла.
Кухня была реальной кухней. Стол был завален грязной посудой. Широким жестом посуду смели в мойку, выдали не сильно мытую щербатую чашку и плеснули туда холодного кофе.
-Присаживайтесь. Кекс в холодильнике.
Я понял, что даже мотели в Исландии – вещь в себе. Разговор тем временем перешел на бизнес.
-Мы с мужем тут живем уже 50 лет. Даже во время извержения все уехали, а мы остались. Он рисовал, я за домом присматривала.
-А можно комнаты посмотреть? Ну, мотель, комнаты, туалет там...
-Так мотель еще 40 км дальше по грунтовке.
-А тут что??
-А это мой дом. Живу я тут.
-Мы думали, что мотель?!!
-Нет, но я уже привыкла, люди часто ошибаются... Я даже пару комнат выделила – сдаю таким вот.
- Еще раз извините, - кофе был ужасен и холодный, кекса уже не хотелось, хотелось смыться побыстрее, - мы что-нибудь должны за кофе и кекс? (вежливость, а как же иначе?).
-94 кроны!
-У меня только 100, сдачи не надо.
Уже забравшись в машину, понимаю, что хороший эспрессо обычно стоит в кафе 10 крон.. Хорошо, что не остались переночевать.

Дорога вдоль фьорда, отмеченная на карте сперва сплошной линией, затем прерывистой линией, затем полным отсутствием каких бы то ни было линий, затем опять сплошной толстой линией преподнесла несколько сюрпризов. Теперь, на личном опыте, могу сказать, что к картам все же надо присматриваться. Пока мы бодро штурмовали каменистые узкие пляжи фьорда – было нормально. Когда пляжи перешли в каменистую тропу через ближайший поросший кустами холм – нам нравилось. Но когда 20 километров пути (дорогой это можно называть с большим трудом – Хаммер тяжело переваливался с камня на камень, цеплял порогами булыжники и вообще отказывался передвигаться дальше без понижающей передачи, старательно цепляясь за все окрестные кусты и деревья всей тушкой) завершились закрытым наглухо забором с вывеской, гласящей, что далее – частная собственность – я понял, что означал разрыв в указании дороги. Но пути назад не было. Была произведена разведка – за забором километрах в трех виднелся одинокий сарайчик, явно не используемый уже лет 20. Да и разворачиваться было уже негде, не говоря о явном нежелании опять преодолевать эту козью тропу, которую на картах обозначают прерывистой линией. В результате, аккуратно выломав замок, мы поехали далее. За сарайчиком дорога просто закончилась. Но буквально рядом была видна грунтовка, которая уже казалась просто трассой. До нее было километров 5 по каменистому полю, без малейшего намека на колею. В поле оказались валуны, практически невидимые из-за травы, канавы и прочие неявные препятствия. Но спустя час, с осторожностью проехав по двум стесаным с одной строны бревнам, символизирующим мост через ручей, мы оказались на противоположной стороне фьорда. Там было нечто вроде дачного кооператива. Только вместо убитых «Запорожцев» и «Москвичей» вдоль дороги стояли джипы. А так в огородиках копались норвежцы, правда большинство просто посасывало пиво, поглядывая на окрестности из удобных кресел. Дорога, которая вела по другой стороне фьорда к этому «кооперативу», показалась нам автобаном. Мелкий щебень, летящий во все стороны из под колес, не смущал ни капли.
Под вечер должен был прилететь товарищ с женой, но как бы я не спешил в аэропорт, дорога вдоль фьорда сломала весь график.
Наутро, уже вчетвером, традиционно отплавав в Голубой Лагуне, мы собрались в дальний отель из категории «приличный» - Glymur. Он находился чуть дальше от Рейкьявика, что гарантировало отсутствие полиции хоть в каком-нить количестве. Все же размеры штрафа впечатлили. Помимо лошадей, вид на очередной фьорд и прочие милые мелочи, в рекламном проспекте отеля был указан «находящийся неподалеку» один из крупнейших водопадов Исландии. Утром мы попытались до него добраться. Дорога закончилась на вытоптанном пятачке, где стояло с десяток пыльных «тазиков». Народу не было нигде. Через метров пятьсот на утоптанной тропинке нам повстречалась почти семейная пара – немец и швейцарка. На вопрос – «Далеко ли до водопада?» они ответили слегка истерическим смехом. В процессе общения выяснилось, что до водопада недалеко – около 15 км. по тропинке. По дороге будут несколько ручьев глубиной чуть выше колена, а так к вечеру мы сможем запросто вернутсья обратно. В качестве доказательств были продемонстрированы фотографии, где швейцарка, несмотря на плюс 5 по Цельсию, бредет по колено в ручье, держа в руках свои туристические ботинки. Скользнув взглядом по туфлям товарища и по кроссовкам любимых, парочка начала настойчиво предлагать дойти нам до «уникального зрелища». Мы, трезво оценив собственные силы, энтузиазм и задор, явно сильное подорванные ежеутренним расслаблением в Голубой лагуне, решили не увлекаться созерцанием очередного водопада, тем более подобной ценой.

Куда? Вспомнилось, что в отеле валялся проспект «Настоящая деревня викингов! Рестораны, сувениры, топоры». Проспект был найден. Узрев «настоящую деревню викингов» на фотографиях, решено было, что этого нам будет вполне достаточно, посещать ее расхотелось. В центре деревни располагался живописный Макдональдс, что привносило некую аутентичность во все зрелище, но все же не настолько. Пластмассовые топоры викингов являли совсем уж жалкое зрелище.
Север Западной Исландии привлекал нехоженностью дорог, где-то вычитанной фразой, что именно тут можно оценить всю красоту страны, а также относительной близостью конечной точки путешествия. Через сотню километров, в воскресенье, уяснив, что шляться по Исландии в летних джинсах и кроссовках нереально, в деревенском магазине был нагло сперт почти лыжный комбинезон – нам просто забыли его посчитать. Заодно, по старой привычке, были закуплены фрукты, йогурты и печенье. Мы были готовы к дальней дороге. Под невнятное бурчание с заднего сиденья товарища на тему того, что страсть к перемене мест называется болезнью, только вот правильное слово он забыл, мы поехали на север.

Спустя пару часов, узрев по дороге вывеску King Thai, перекусили некой смесью «южно-азиатской кухни» и бодро выбрались опять на трассу. Спуся еще пару часов и 600 километров стало понятно, что обратный путь до отеля будет отнюдь не короче.
Сопение на заднем сиденье и рядом. Все дрыхнут. Впереди показывается некий городок. Больше всего зрелище напоминает Чукотку в мечтах Абрамовича. Чистенько, бедненько. Отель. Ресторан. Гей-тусовка. Пускают всех желающих. Доказательств не требуют. Естественно, только салаты. Больше ничего нет. Через полчаса жрать хочется еще сильнее. В ход идут йогурты с бананами и сухофруктами. Вечер перестает быть томным. Скорость на грунтовке зашкаливает иногда за отметку в 40 км.ч., но никогда не доходит до 50 км. ч. Сильная изрезанность фьордов обманывает глаза

Север Западной Исландии привлекал нехоженностью дорог, где-то вычитанной фразой, что именно тут можно оценить всю красоту страны, а также относительной близостью конечной точки путешествия. Через сотню километров, в воскресенье, уяснив, что шляться по Исландии в летних джинсах и кроссовках нереально, в деревенском магазине был нагло сперт почти лыжный комбинезон – нам просто забыли его посчитать. Заодно, по старой привычке, были закуплены фрукты, йогурты и печенье. Мы были готовы к дальней дороге. Под невнятное бурчание с заднего сиденья товарища на тему того, что страсть к перемене мест называется болезнью, только вот правильное слово он забыл, мы поехали на север.



Спустя пару часов, узрев по дороге вывеску King Thai, перекусили некой смесью «южно-азиатской кухни» и бодро выбрались опять на трассу. Спуся еще пару часов и 600 километров стало понятно, что обратный путь до отеля будет отнюдь не короче.
Сопение на заднем сиденье и рядом. Все дрыхнут. Впереди показывается некий городок. Больше всего зрелище напоминает Чукотку в мечтах Абрамовича. Чистенько, бедненько. Отель. Ресторан. Гей-тусовка. Пускают всех желающих. Доказательств не требуют. Естественно, только салаты. Больше ничего нет. Через полчаса жрать хочется еще сильнее. В ход идут йогурты с бананами и сухофруктами. Вечер перестает быть томным. Скорость на грунтовке зашкаливает иногда за отметку в 40 км.ч., но никогда не доходит до 50 км. ч. Сильная изрезанность фьордов обманывает глаз во время попытки оценить истинное расстояние до конечной цели путешествия. То, что кажется совсем рядом, вдруг внезапно оказыватся всего лишь в 167 километрах. Срезать невозможно.



Полчаса убиты на поиски парома до Рейкьявика. В добрых 10 километрах от пристани, на двери наглухо закрытго кафе висит объявление, что касса парома – именно тут, но сам паром, ввиду аварийного состояния, ходит не трижды в сутки, а 2 раза в неделю. И дорога до Рейкьявика занимает всего 5 часов, потому как паром еще останавливается на промежуточном острове в заливе.
В 4 утра, фактчески с рассветом, мы выползаем из машины у отеля, принимаем сероводородный душ и падаем замертво. Перед тем, как упасть замертво, я курю в машине и случайно замечаю, что за последние «покатушки» мы проскочили по грунтовкам Исландии 1560 километров.



С утра зрелище фьорда под моросящим дождем позволяет не выбираться из кровати до самого обеда.


Август. В Москве жара и засуха. Тут же время течет в стандартном осеннем ритме, изредка проглядывает солнце и теплеет. Ветер неизменно заливат все окно дождем, всего пару бутылок вина за обедом – и ленивое философское настроение превращается в жажду новых впечатлений.

Сделав круг по стандартным достопримечательностям, опять потянуло на бездорожье. Попытались взобраться на ледник поположе, но покрупнее. Перед ледником пришлось форсировать ручей, далее дорога была настолько крута, что оказалось проще развернуться и попытаться найти подъезд с другой стороны. Добравшись по своим же следам до ручья, обнаружили берегу собственный номер, отвалившийся во время первой переправы. Подобрали, положили на капот, сделали несколько фотографий и поехали далее.



Через минут 20 я вспомнил, что оторванный номер так и остался лежать на капоте. Пришлось опять форсировать ручей, искать номер, тщательно прятать его под сиденье – чтобы больше не потерялся. Обратная дорога по грунтовке вдоль ледника больше походила на декорации к фильму про ядерный апокалипсис – серый вулканический пепел, безлюдье, ветер, туман. Вечером, сидя в ресторанчике отеля, было решено завязывать с автомобильным туризмом. Холодно уж очень.

Гренландия рядом. В аэропорту, там же, где раньше брали маленькую Сессну для обзорных полетов, лежит проспект – «Гренландия с комфортом». На картинке изображены парочка собачьих упряжек, вертолет и залив, покрытый льдом. Договариваемся о чартере еще одной Сессны, только побольше. Всего 700 километров, лететь часа полтора – самолет рассчитан на 8 человек, нас четверо, остальное место занимает стюардесса и ящик с вином и едой – поесть в Гренландии по-быстрому нереально.
Объявляется цена на аренду. Я тут же решаю, что регулярным рейсом тоже можно долететь до этой Гренландии, ничего страшного не произойдет. Но билеты на регулярные рейсы выкуплены на месяц вперед редкими туристами (август ведь, сезон!) и местными жителями. Приходится соглашаться на чартер.

Выясняется, что наиболее популярный способ путешествия по Гренландии – прилететь утром, улететь вечером. Предвкушая вопросы на тему хаски-трансфера и люкс-иглу - в принципе, все это есть. И хаски, и иглу, и охота на китов – жрать ведь хочется, Гринпис не кормит. Парадокс в том, что ранним утром местный житель плывет охотиться на тюленей, в обед он возвращается в поселок, одевает «ниггерский прикид» и идет эдаким бруклинским рэппером «тусоваться в центр». Центр – дощатый одноэтажный баррак с земляным полом, где играет радио и можно потанцевать. Вечером охотник-реппер усаживается за компьютер и лезет в чат, где мал-по-малу реализует все свои скрытые сексуальные желания. С утра – опять охота. При этом интернет, спутниковое телевидение и собачья упряжка есть у каждого. Ну, не совсем у каждого – есть закон, по которому официально запрещено использование «собачьего трансфера» южнее Северного Полярного круга. Но все на это дело плюют. В среднем – один полицейский на один город. И это в лучшем случае.

Сказанное не относится к пожилым иннуитам – кстати, не пробуйте назвать местных эскимосами или еще кем-нибудь – любая исчезающая нация очень следит за чистотой самоназвания. Иннуиты покрепче вырезают из костей, оставшихся после сытного обеда, фигурки злых духов. Если на продажу и подороже – то из рога кита-нарвала – прообразе того самого единогора, только морского. Называется сие искусство – тупилак. Раньше эти фигурки играли не последнюю роль в местном вуду-веровании и изготовлялись с вполне корыстными целями. Была тонкость – если твой тупилак менее страшен или качественен, то он «слабее» амулета твоего противника. И ты проиграл. Судя по всему, ввиду ограниченности ресурсвов, в том числе и человеческих, дуэли у иннуитов не прижились, а выродились в такое вот ужасание друг друга воплощенными фантазиями. Иннуиты считают, что все, что сказано, должно быть сказано очень серьезно, так как приходится беседовать с животными, природой и женой, а эти не прощают несерьезного отношения. Фактически, беседа для иннуита – шаманство. Посему иннуиты молчаливы, суровы и ненадоедливы.

Куда без местных деликатесов... Хорошо, хоть уточнил сперва. В целом, пища простая – морж, тюлень, кит. Особо ценятся глаза, мозги, жир. При разделке не выбрасывается ничего. Вы сейчас все поймете – самый традиционный гренландский деликатес – отрезается кусок тюленьего жира (чем свежее жир, тем лучше) и тщательно перемешивается с пометом местной белой куропатки... Приятного аппетита! Только не спрашивайте меня название этого деликатеса – язык иннуитов больше всего похож на записи, которые мог бы сделать на клавиатуре компьютера 3-летний ребенок – 20 раз подряд «у» или «о», потом, случайно, «т», затем опять 20 раз «ы»… Произнесли? Уже несут свежий помет куропатки? Отлично! Вас поняли! Если жир не свежий – можно устать от процесса приготовления «блюда», ведь в качестве блендера придется выступать лично. Еще одним традиционным блюдом считается смесь жира нарвала, мозга моржа и травы, перебродившей именно в первом желудке местного оленя (кто не в курсе – у оленя два желудка). В отелях кормят чуть хуже, деликатесов не предлагают, за большие деньги можно найти наглухо замороженную пиццу или сосиски (только срок годности смотреть не рекомендуется), а так стейки из кита и требуха моржа на сковородке вполне съедобны. Наверное. Хотя кит пошел отлично, помню.
Мы не сумели вкусить всех деликатесов, т.к. все пребывание на острове, который вроде как Гренладния, ограничилось буквально 4-5 часами. И, несмотря на то, что сюда легко добраться из Рейкьявика, но нельзя попасть далее без визы. Официально, туристам из ЕС можно пребывать в Кулусуке не более 5 дней. А далее путь лежит в посольство Дании, которое выдает специальную визу для посещения Гренландии. Добраться из Кулусука можно до Тасиилака (паромом, который сильно зависит от погоды, но по слухам, раз в неделю ходит непременно). Удобнее по окрестностям либо шляться на вертолете (который надо всегда бронировать заранее – зимой его арендуют фрирайдеры, летом – богатые или просто отчаявшиеся туристы). Вертолет один. Время фрирайдеров – с января по июнь. С июля по сентябрь можно пытаться бродить по окрестностям пешком. Полный конец сезона наступает в Гренландии в октябре и длится по январь. В это время сюда сложно и добраться и передвигаться. Сам Кулусук – дрянь городишко. Просто островок у побережья, ничего более. За видами, культурой, прочим нужно выбираться на западное побережье. Там даже одна дорога есть между городами. По ней иногда ездят.
Заметки по Гренландии.

Гренландия очень популярна на 1 день. Прилетел, осмотрелся, понял, что делать нечего - улетел. Если остаться на ночь - есть отели (целых три), горячая вода и прочая. Ночью северное сияние с августа и далее по май. Красиво, но не видел.

Основной туроператор по встрече, хаски-трансферу и юрте - . Но слегка зажравшиеся.. Август - самый популярный месяц, народу много.

Основной перевозчик по Гренландии - . Но надо учитывать погоду, которая легко изменяет расписание. У местных датчан эта компания называется «Maybeair». Только не спрашивайте, почему.

Самый правильный способ передвижения по Гренландии – теплоходный (или уже ледокольный) круиз. Во-первых можно добраться достаточно в удаленные места, во-вторых пейзажи будут незабываеемее, в-третьих – всегда есть где пожрать и поспать, что очень немаловажно.

Билеты большей частью выкупают местные красавцы - встреча в аэропорту родственников - слезы умиления наворачиваются - столько эмоций. Остальные билеты подметают арктические бэкпекеры.Летает в основном - .

Еще до Гренладии можно добраться напрямую из Копенгагена и Канады.

Вторая контора - перелеты по Исландии и обзорные туры -

Чартер и обзорные туры на 3-4 человек на Сессне - можно полетать самому при наличии PPL JAR - . Тут же и чартер. Из Рейкьявика до Кулусука - 1.40 полетного времени. Обычно вылет в 11-12 утра, возврат обратно к 19-20 вечера. Пожрать берут с собой - на месте раздобыть что-нить, кроме куска вяленого тюленьго жира сложно и много времени займет.

Есть бар! С музыкой! С 20.00 до 23.00 по вечерам. Барак, дети, все очень благопристойно. Косящие под рэпперов местные тинейджеры в бейсболках и мексиканских клетчатых рубашках - смешно, но безобидно.

Развлечения в Гренландии - катером по лагуне мимо льдин до ледника, рыбалка, охота на тюленей, треккинг по окружающим горам и ледникам, медитация под накомарником.


По морю в Восточную Гренландию не добраться. Считается самой отдаленной точкой Гренландии. Помимо 2-3 поселков, в 300 км. севернее - бывшая база ВВС то ли Дании, то ли США. Полоса короткая, лучше "вертушкой". Но кроме дикой природы - ничего более. В Западной Гренландии, где цивилизации чуть больше, особенно вокруг Disco Bay, вроде есть некие пути по морю, но не уточнял. Самые красивые места - упомянутый Диско-Бей и самая южная оконечность самой Гренландии. Но в целом – приблизительно тот же антураж. Вспомнились рассказы А. Лебедева, которого занесло в ту степь.

Летом местный вертолет летает по окрестным поселкам и делает вид, что рейсовый. Зимой его (если за пару недель) можно бронировать для helli-ski. Или для обзорных полетов по далям. Летом забронировать сложно. Сильно если только заранее.

Дьюти-фри есть! В нем шкуры полярного волка, белого медведя и прочие тихие радости. Типа меховой парки. Но за половину товаров в Европе на таможне выламывают руки и выписывают штраф за небрежное отношение к природе. Цены почти смешные. Типа того, что шкура белого медведя - 500 евро.

В целом - 2 дня более чем. Если только не "прикоснуться к природе" всерьез. Тогда снаряга, покупка ружжа (мало ли кого пугать придется), аренда каяка и вперед, медитировать из под накомарника. С комарами летом тут полный порядок. За один вдох обычно съедаешь около десятка. Я вообще не понимаю, зачем местные летом еще и охотятся – мясо само в рот лезет.

В Кулусуке в некоторых местах работает МТС. Изредка.

Катание на собачьих упряжках. Развлекухи мало - можно от 1 часа до 10 дней. За 10 дней минус 20 кг веса гарантированы. Если вы до этого любовались упряжками в фильмах, пытались в дестве запрячь любимого Шарика в сани и прокатиться на нем, то учтите, что действительность – совершенно иная. Особенно при спуске с горы – тормозить нарты придется при помощи «якоря», которым часто выступает катаемый. Его просят либо постоять на выброшенном толстом канате, либо еще что-нибудь в этом роде. С непривычки эффект потрясает. Но больше не хочется.

Самое любопытное, что я слышал сегодня в Кулусуке (Гренландия):
- У нас цивилизованное место, электричество, аэропорт. А вот есть место на Севере, Аванерсуак.... туда паром ходит только 1 раз в году, в сентябре. Но с сентября по апрель иностранцам запрещено появляться в тех местах..

Выяснилось, что это место на самом северо-западе Гренландии, куда можо все же долететь самолетом с западного побережья, причем чуть ли не каждый день. Место славится охотой, подледной рыбалкой и особой атмосферой. Подледная рыбалка ценится за возможность смотреть на проплывающих подо льдом больших белых акул. Правда, я так и не понял, как в такой атмосфере можно вообще ловить рыбу..

Заход на посадку над заливом с плавающими льдинами, грунтовая полоса и надпись «Кулусук». В дьюти-фри, больше похожем на обычный сувенирный ларек, что масшабностью, что ассортиментом, продают шкуры белых медведей, полярных волков и прочей местной живности. Но покупать на вывоз не рекомендуется – любая таможня в Европе вцепится намертво в такую поклажу. Посему особо торговля не процветает. До поселка 6 километров. У нас «трансфер». Вместо собачьих упряжек – неимоверно пыльный и разваливающийся «Гелендваген» ярко-красного цвета. Судя по его состоянию и скорости передвижения, лет ему больше, чем можно представить. Владелец, датчанин, женился на местной красавице и переехал сюда из суеты Дании. С собой привез 4 одинаковых «гелена» и теперь на ходу только один, остальные на запчасти. Это одна из 2 машин в поселке. Из тех, что на ходу – дорог ведь все-равно нет, только до аэропорта и обратно. 265 жителей. 700 собак. 12 человек говорит по-английски. В основном датчане, немцы и одна американка, которая просто не знает, куда себя деть, посему пару лет прожила в Индии, год путешествовала по Африке, теперь вот полгода живет в Гренландии. Но с началом зимы собирается сваливать обратно. Живет она у местных, хотя в поселке есть целых две гостиницы. Обе гостиницы рассчитаны на не очень требовательного туриста.

Один магазин, одна сувенирная лавка, одно кладбище. В магазине продают крупнокалиберные нарезные американские карабины. Разрешение не требуется – главное, чтобы покупателю было более 12 лет.

От поселка до ближайшего ледника, спускающегося в залив – 20 минут на моторной лодке. Пожалуй, это единственное развлечение из быстродопступных в летнее время. Все время, пока мы осматривали «величие дикой северной природы», капитан катера вместе с сыном прямо на ходу смотрели по мобильному телефону с 3G-технологией трансляцию футбольного матча в Испании. В то время как наши телефоны не работали напрочь. Было найдено только одно место в поселке, где телефон зарегистрировался в местной сети, позволил позвонить один раз в Москву и затем умер окончательно.
В качестве альтернативы (в гости там съездить или еще что) в 300 километрах севернее по восточному побережью есть старая законсервировання авиабаза НАТО. Там кто-то живет, но регулярных рейсов туда нет. Можно 700 км . на юг – в самой южной точке Гренландии есть городок с аэродромом приблизительно тех же размеров. Пожалуй, все. В остальную часть Гренландии проще добираться со стороны США и Канады. Там, на западном побережье, есть даже университет (один на всю страну) и кофейня. Не видел, но старики рассказывали...

Обратная дорога прошла без приключений. Загрузка в Кулусуке, ночь в Рейкьявике в отеле около аэропорта, Стокгольм, Москва.
В Стокгольме плюс 21! После прилета из Рейкьявика полное ощущение, что приехал в тропики - влажно и тепло! Просто верх цивилизации, если честно. Полчаса оглядывался в поисках бассейна, пляжа и мерял шорты. А всего неделя на ветру и под дождем.

Кстати, все прочитанные отчеты по Исландии не полностью совпадают с собственными ощущениями. Хотя были и профессионально написанные «треккинг, пять дней, ветер срывает палатку, закат, рассвет, ручей, выход к людям», и откровенно любительские - "посрал, пожрал, доехал, уехал, бигмак, дешево".

Вынес одно - неделя вокруг Рейкьявика - уже достаточно. Остальная часть - можно, интересно, но очень похоже на окрестности, только чуть ракурс другой.

Ни на секунду не сожалею о проделанном пути.
Москва-Стокгольм-Рейкьявик-Кулусук – Москва. Август 2007

Источник:

Автор: Jan

 





Дополнительно


Copyright © 2010-2020 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.