Январь в Латинской Америке - Венесуэла (3 часть)

24.01.2009

ВЕНЕСУЭЛА

17 января
Каракас
Аэропорт Каракаса встретил нас шумными криками таксистов и менял. Время на часах показывало за полночь. Банк не работал, обменный пункт при нем также, банкомат с моей карточки деньги выдавать отказался. Офисы турагентств были закрыты. Из чего стало понятно, что денег нам сегодня не обменять и отель не забронировать.
Мы одни со своим любимым путеводителем В LP находим первый попавшийся адрес отеля в Альтамире, в одном из районов Каракаса, где по рекомендациям все того же LP безопаснее всего жить. После небольшого торга, по традиции переплатив, мы загрузились в такси и ткнули пальцев в путеводитель, указывая адрес отеля.
В ночи Каракас выглядит привлекательно: здания из стекла и бетона, яркие вывески и реклама, дороги и указатели как в Европе. Отель по первому адресу оказался забитым, также как и по второму. Около третьего отеля какие-то подростки расписывали краской из баллончика соседний магазин. Водитель из машины выйти отказался. Испугался, наверное. Нам же пугаться было нечего: два часа ночи, у нас нет места ночевки и карманы набиты баксами, которые мы наснимали в Лиме в банкомате.
К нашему счастью в третьем отеле обнаружились свободные номера. «Есть ли у вас боливары?» - с хитрой ухмылкой спросил нас ночной портье. «Нет» - угрюмо ответили мы ему. На что подошедший охранник, в стиле тренера «Газмяса» в исполнении Миши Галустяна («одна ысяча ублей»), предложил обменять наши доллары на его боливары. Мы согласились. Поменяли для начала двести баксов, чтобы ознакомиться с купюрами.
В стране прошла деноминация, и были выпущены новые боливары (bolivar fuerte - Bf). Реклама боливаров фуэртэ идет по всем каналам телевидения: пропаганда новой сильной валюты заполонила все эфиры.
- А есть ли у вас боливары?
- А есть!
В боливарах по «черному» курсу наш номер стоит 40 баксов. За это нам полагается кровать на колесиках, одно из которых сразу же отваливается, как только я сажусь на кровать, холодильник и телевизор «а-ля Рекорд ВЦ-311». Но на это уже не обращаешь внимания: главное, что есть кровать, где можно поспать, и душ с горячей водой – все остальное неважно.

18 января
Каракас
В LP нашли адрес турагенства – на семейном совете решили, что к организации поездки подключаем турфирму. LP рекомендует Osprey Expeditions. Мы берем такси и едем по адресу, указанному в путеводителе. Около двадцати минут мы крутимся в поисках нужного адреса. Edificio «La Paz» оказывается неприметным зданием в центре района Сабана Гранде.
На пятом этаже нас встречают и провожают в офис. Мы рассаживаемся на балконе, Бен Родригез, владелец турфирмы, показывает нам красивые картинки и спрашивает, куда же мы хотим отправиться.
- Мы хотим в Канайму, на Лос Рокес и на Маргариту.
- Отлично, - говорит нам Бен и раскладывает перед нами фотографии с видами национального парка Канаймы, водопада и лазурного Карибского моря на островах.
Томас, которому нас передал Бен, уговаривает нас на Ориноко. «Ребята! Спать ночью в гамаках, сплавляться по реке! Соглашайтесь! Это фан!» Паша цедит сквозь зубы: «Ты этого действительно хочешь?» Честно – нет. Только что мы подписали соглашение, что сами за себя в ответе, а если что, то наши останки направят по адресу в г. Москве. На всякий случай оставила адрес сестры. От Ориноко мы отказываемся – не в этот раз, я пока не готова спать в гамаках, есть из общего котелка и плавать с пираньями.
Останавливаемся на двухдневном туре в Канайму и полете над водопадом, отдыха на о. Маргарита и Лос Рокес. Ребята из агентства уже ищут для нас билеты, чтобы мы могли улететь завтра. Оставаться в Каракасе еще на один день у нас нет желания.
Ударяем по рукам. Оставляем 600 баксов в счет оплаты тура. Тут произошло то, чего бы я не сделала никогда в жизни здесь, в России, да и в Европе подумала бы – я отдаю свою Visa, чтобы с нее сняли копии, и пишу расписку о том, что доверяю тем то и тем то снять с моей карты полторы тысячи баксов. Без тени сомнения, без задних мыслей и без нервов. И моментально забываю про это, положив копию расписки в карман штанов.
Понимаем, что уже час дня, а мы еще не завтракали. Томас берется проводить нас до метро – нам надо в отель за карточкой и паспортами, чтобы мы могли оплатить остаток стоимости тура. Томас советуем нам, куда пойти позавтракать или теперь уже пообедать: рядом с нашим отелем на площади Альтамира есть какое-то симпатичное место, где можно съесть арепас. Арепас – это кукурузные лепешки, куда, как в питу, укладывается разнообразная начинка: мясо, овощи, фасоль и все, что можно положить в лепешку.
Метро в Каракасе похоже на обычное европейское метро, как в Риме или Мадриде. «Его французы строили», говорит Томас. Томас живет в Каракасе с детства. Его родители приехали сюда из Англии и остались. По пути расспрашиваем его про курс обмена, понимаем, что все оставшиеся баксы можно смело обменять у нас же в отеле – бегать по Каракасу с деньгами мы не хотим.
В Венесуэле существует «черный рынок». Государство установило единый курс обмены доллара, равный 2,152 новых боливаров. На «черном рынке» можно обменять доллары по курсу в два раза выше. Курс постоянно менялся, в январе он был на уровне 4-4.5 новых боливаров за доллар.
Станция метро «Альтамира» находится в двух минутах ходьбы от нашего отеля. Продлеваем номер еще на одни сутки. Арепасов мы не хотим, и не находим ничего лучшего, чем поесть в McDonalds в Сабана Гранде. Это был самый дорогой McDonalds в жизни – за два обеда с Биг Маком мы отдали 40 баксов по официальному курсу.
По возвращении в Osprey ребята извещают нас о том, что на нужные нам даты билетов на Лос Рокес нет. «Вы ничего не слышали? А, ну, на прошлой неделе там самолет упал с туристами, поэтому теперь очень сложно билеты заказать – только одна авиакомпания летает», буднично говорит нам Бен. Переглянувшись, от Лос Рокес отказываемся.
Мы договариваемся с Томасом о встрече в нашем отеле – он подвезет билеты и ваучеры. Просим Томаса организовать нам хранение багажа на время нашего отсутствия – в аэропорту камеры хранения нет, у нас тяжелые рюкзаки, а на самолет в Канайму сажают с багажом с ограничением в 10 кг.
До вечера полно времени. Томас советует съездить нам на гору, откуда открываются виды на Каракас и океан. Мы решаем подумать. И едем в отель. Я не знаю, куда пойти в Каракасе, нам не нравятся эти большие загаженные города, прогулки здесь не вызывают восторга, а скорее наоборот, чувствуется постоянный напряг, как- будто за тобой следят десятки пар глаз. Мы просто сидим у себя в номере, смотрим Discovery Channel и ждем ребят из Osprey.
К шести часам вечера никто из Osprey так и не появился, я решаю позвонить в офис. В офисе нет никого англо-говорящего, мне дают номер мобильного телефона Томаса. Я начинаю волноваться (кому отдали деньги?). Набираю Томасу, он уже едет, но застрял в пробке.
Еще через сорок минут мы встречаемся с Томасом, он передает нам билеты и все документы. Завтра в 5 утра за нами заедет водитель, один рюкзак мы оставим у него.
Вечером в 200 метрах от отеля находим чудесное кафе со разнообразными соками и сэндвичами.
Решаем обменять оставшиеся 400 баксов в нашем отеле. Сегодня курс на 50 боливаров выше. Портье отсчитывает новыми и старыми купюрами, периодически, косясь на входную дверь – обменивать деньги незаконно.

19 января
Каракас-Канайма
В пять утра за нами заезжает водитель из Osprey, мы едем в аэропорт. Водитель отказывается брать наши рюкзаки, ссылаясь на еще каких-то туристов, которых он должен забрать. Тащимся со всеми нашими рюкзаками к стойке регистрации. Мы летим в Пуэрто Ордас, там пересаживаемся на самолет в Канайму.
Садимся в Пуэрто Ордасе в облачности. Не приходя в сознание, мы летим к стойке регистрации в Канайму. Взвешивая наши рюкзаки, парни на стойке недовольно качают головой, но вешают бирки. Человек с наклейкой «Национальный парк Канайма» подгоняет нас по взлетному полю.



Только не этот, только не этот… Нет, это все–таки наш. Мы залезаем в пятиместную «Сессну», своими размерами больше похожую на модель самолетика, которую клеили в кружке в пионерском лагере мальчишки, пока мы, девчонки, пришивали глаза и уши зайцам в кружке кройки и шитья. За мной сидят хорошо подвыпившие дяденьки, ржут и фотографируются. Кроме нас и подвыпившей парочки на борту еще один парень, он садится рядом с пилотом. Начинаем взлетать. Самолет прыгает и, кажется, что вот-вот рухнет. Дяденьки притихают и прячут свой фотоаппарат. Я стараюсь отвлечься и смотрю в окно. В окне проплывают облака, а внизу – гладь воды и маленькие островки на ней. В огромную щель с палец поддувает ветер. Когда мы влетаем в облако, капли воды размываются по стеклу, а облака окутывают наш маленький самолетик. Самолетик начинает трясти. Я держусь за свой ремень и заодно еще за край сиденья.
Наш капитан похож на Вахтанга Кикабидзе в фильме «Мимино». У него очки авиаторы и белоснежная рубашка. Невозмутимо он сверяется с навигатором и спокойно, но крепко держится за штурвал. На посадку мы заходим лихо заложив вираж слева, и не успев понять, что происходит, оказываемся на земле. Один час и двадцать минут полета надолго останутся в моей памяти.
Мы вытаскиваем наши рюкзаки и направляемся в сторону строения, которое, видимо, и есть аэропорт. Знакомимся с англичанами – Аманда и Мартин из Лондона. Мы с ними теперь в одной группе. Парня, который с нами летел в Канайму, зовут Брайан. Он из Штатов. И тоже теперь в нашей группе. Аманда и Мартин делятся с нами впечатлениями от их полета на Сессне: в Канайму они летели в самолете доверху набитом луком и картошкой. Нам все-таки повезло больше, мы хотя бы не были похожи на летающую овощную базу.
Нас довозят до лагеря. Дженнифер, наш гид, озвучивает нам нашу программу. Сначала поход к лагуне Канайма, затем обед, после обеда водопады и вечеринка на пляже, а завтра полет над Анхелем. Я облегченно вздыхаю – я еще не отошла от первого полета.
Мы идем переодеваться для купания в лагуне. Нас нагоняет Дженнифер, и говорит, что только что пилот ей сообщил, что нужно лететь к водопаду сейчас, пока погода хорошая и малооблачно. Эээээ…нет, только не опять в Сессну…
Мы бежим к аэродрому, находим нашего пилота, который больше похож на таксиста. «Ребята, видите вон тот белый самолет? Залезайте туда!»
Как ни странно, второй раз лететь уже совсем не страшно. Мы в самолете вчетвером: Паша сел рядом с пилотом, Аманда с Мартином за ним, и я одна с двумя фотоаппаратами на шее на последних двух креслах.
Мы взлетаем стремительно и летим в сторону огромных тепуев. Полет занимает не больше, тридцать минут, но впечатления от этого полета невероятные.



Удивительно, как природа создает нечто и именно в определенном месте. Ведь больше нигде на земле нет таких гор, как венесуэльские тепуи. У подножия – непроходимые джнугли, наверху – абсолютно плоские.
Мы лихо накреняемся влево: «Это Анхель! Видите? Сейчас я поближе подлечу!», - орет сквозь шум мотора пилот.
Водопад просто огромный. Вода обрушивается вниз, и уходит в «никуда» - конца водопада не видно. Даже сейчас, в начало сухого сезона, когда река в некоторых местах пересохла (это видно сверху) водопад все равно в силе. Впечатления от этого незабываемые! Я пытаюсь запечатлеть увиденное сразу на два фотоаппарата одновременно, попутно меняя объектив на одном, и снимая видео на другом.



Через тридцать минут мы оказываемся на земле.
- Вы видели обломки самолета на полосе, когда мы взлетали? – спрашивает нас Аманда. Мы: «Нет». Аманда: «For better, for better».

За обедом с нами за столом сидит клон Ксении Собчак местного разлива (из Колумбии). Рассказывает как круто к Колумбии, хотя сама всю жизнь живет то в Канаде, то в Америке. Её семья моментально садится на уши Брайану и начинает признаваться в любви к Америке и всему американскому народу. Брайан, явно не ожидая такого внимания к своей персоне, всячески пытается от них очень интеллигентно отвязаться.
Лагуна Канайма всего в нескольких минутах ходьбы от лагеря «Кавак». На лодке мы проплываем по лагуне ближе к водопадам. Вода в водопадах обрушивается с грохотом, а в каплях отражается радуга. Вода в лагуне очень теплая, и мы всей нашей многонациональной компанией ныряем и купаемся.



«Пикник на середине озера» – идея Дженнифер. Мы садимся на крошечный островок почти посредине лагуны и поедаем чипсы под душераздирающие рассказы Дженнифер из ее личной жизни: о её венесуэльском женихе, о том, как нынче измельчали венесуэльские парни, затем, не останавливаясь, Дженнифер рассказывает нам ее историю любви с иранским парнем, с которым судьба-злодейка разделила Дженнифер километрами, т.к. парень проживает на берегах Темзы. Мы с отвисшими челюстями слушаем ее рассказы, достойные бразильской мыльной оперы.
Уже начинает смеркаться, и мы идем к водопаду Сапо (Лягушка). Непередаваемые ощущения, когда ты проходишь под скалой, а сверху обрушивается вода.
В лагуне мы застаем закат. Солнце уходит очень быстро, и вся лагуна погружается в темноту.



Мы сидим в нашей лодке и пьем ром с колой. У меня нет ощущения, что мы – с разных континентов. После нескольких часов общения, я ловлю себя на мысли, что мне кажется, что все говорят по-русски – так легко и непринужденно мы болтаем.
У Дженнифер звонит телефон – это ей звонят из «Кавака», уже девять часов, наши вещи все еще в лагере, мы не расселились и еще не ужинали. Дженнифер ждет нагоняй. Мы с пластиковыми стаканчиками в руках, в которых плещется ром с колой, бежим какими-то огородами за Дженнифер. Все это очень напоминает мне пионерский лагерь, когда мы ночью, тайком бегали в соседние лагеря.
На ужине царит интернациональная атмосфера. К нам подсаживаются австрийцы, которые выражают нам респект, когда мы говорим им, что знаем, где находится их город Грац.
Знакомимся еще с одним местным гидом. Узнав, что мы русские рассказывает нам историю про русского солдата по имени Анатолий, в честь которого назван небольшой остров в лагуне, где мы сегодня были. Говорят, что парк Канайма – это его идея.
Дженнифер под столом разливает по пластиковым стаканам нашу недопитую бутылку рома. Далее мы перемещаемся на нашу террасу, куда мы уже перетащили наши вещи. Это даже лучше, что мы ночуем не в Каваке, а в лагере по соседству. Наш домик выходит прямо на пляж лагуны.
С бутылкой рома, что очень кстати, так как наш уже закончился, подходят гиды с ужина. Их зовут Хавьер и Луис. Они уже оба еле стоят на ногах. Хавьер рассказывает про свою жизнь в Шотландии, когда он работал в баре у одного мужчины из Уэльса, приправляя свой рассказ смачным «fucking brittish man». Всякий раз при очередном употреблении fucking Брайан, приличный молодой человек, работник госдепа США, подпрыгивает на своем стуле и извиняющимся взглядом, краснея, виновато смотрит на меня, как будто это он, а не Хавьер матерится как извозчик.
Все закончилось всеобщим признанием в любви к России, что было, в общем-то, приятно, а также рассказом Хавьера про компанию русских, которые «по-английски не знали ни слова, но вместе с ними было выпито 7 литров рома».
Луис извинялся за Хавьера, который с веранды соседнего номера Аманды и Мартина писал на газон, а Мартин ему кричал «Hey, man! Don’t piss in my pool! Don’t piss in my garden!».

20 января
Канайма
Завтрак все проспали. В 9 утра Дженнифер пришла всех будить. Путая в сотый раз Мартина с Брайаном, она пыталась изложить наш план на сегодня.
За завтраком к нам присоединяется молодой капуцин, который кладет свою маленькую лапку на руку Паше и преданно заглядывает ему в глаза.
В два часа дня мы отправляемся обратно в Пуэрто Ордас, откуда у нас отходит самолет на Маргариту. Брайан, Аманда и Мартин отправляются на лодке к водопаду Анхель.



Хотели еще раз искупаться в лагуне, но все небо заволокло облаками, и через пять минут на нас обрушился ливень, который мы переждали под навесом сувенирной лавки. Казалось, что сегодня мы не улетим.
В Канайме нет расписания, в Канайме все живут в стиле «как фишка ляжет». Сегодня нам повезло: дождь прошел быстро, облака рассеялись. Мы – последние пассажиры Сессны, вылетающей в Пуэрто Ордас в час дня. Наш пилот, «Вахтанг Кикабидзе», поприветствовал нас и большую латиноамериканскую семью, глядя на которую, казалось, что в небо мы не поднимемся, на борту своего самолета.



Всю дорогу я вспоминала наш вчерашний вечер, наших новых знакомых и думала про то, что хорошо бы было здесь остаться еще на денек.
До рейса в Порламар у нас пять часов, которые надо скрасить. В кафе к нам подходит девушка и спрашивает, не хотим ли мы полететь в Канайму. Мы говорим, что только что оттуда. Она уже целый день не может найти себе попутчиков – так и тусуется в аэропорту – денег зафрахтовать весь самолет у нее нет, она ждет, что кто-нибудь тоже захочет полететь в ближайшее время.
На стойке регистрации авиакомпании Conviasa мы спрашиваем, можно ли нам у них оставить багаж. «Да можно даже зарегистрироваться!». Ничего себе, до регистрации еще почти четыре часа. Парень на стойке рад, что с нами можно поболтать по-английски. Когда узнает, что мы из России, его радости нет предела. Я дарю ему 10 рублей. Счастливей человека в тот момент я не видела! И вы знаете, это было очень искренне. За это он обещает мне написать на бумажке фразы на испанском. Мы спрашиваем, куда нам можно поехать, чтобы скоротать пару часов до рейса. «В торговый центр. 15 минут от аэропорта».
Мы берем такси и едем в центр «Оринока». Тут, в очередной раз, у меня случается лингвистический кризис. Я часто путаю цифры на испанском языке. Особенно это касается цифр 14, 15 и 50. Произнести числительное в более чем 3 цифры для меня просто невозможно. Эту главу учебника я решила оставить «на потом». А очень зря!
В очередной раз, перепутав 15 с 50, я протянула 50 боливаров, и мы собрались уже было выходить, как водитель стал отсчитывать сдачу, а, немного погодя, ответил, что сдачи он не наберет. Я попросила его приехать за нами через 2 часа. Водитель уехал с нашими 50 боливарами, а мы стали гадать вернется он или нет. Заходя вперед, скажу, что он вернулся, довез нас до аэропорта и дал сдачу. Во как!
В торговом центре было много посетителей, но не покупателей. Народ как-то не спешил отовариваться в магазинах. Цены удивили… нет – поразили, своей несоразмерностью с реальной стоимостью тех вещей, которых там продавались. Цены выше, чем в Европе в два раза, если считать по официальному курсу.
Вспоминая поло Lacoste в аэропорту Панамы по 35 баксов, мы решили ретироваться из комплекса, как в витрине одного из магазинов были обнаружены кроссовки. Настроение улучшилось, когда оказалось, что и цена подходящая. Еще более оно улучшилось, когда мне принесли кроссовки разного размера на левую и правую ногу. «А одного размера нет?» «Нет. Продали». Наверное, только здесь такое возможно, чтобы так продавали пары: на левую ногу - 38 размер, на правую – 39.

На самолет на Маргариту нас провожает парень со стойки регистрации. Он долго машет нам рукой. На прощание он дарит мне небольшую записку с полезными фразами на испанском.

Воздух на Маргарите теплый и влажный. Камило, гид Osprey, который встречает нас в аэропорту, очень разговорчивый. За время пока он довез нас до нашего отеля на Плайа Эль Агуа (Playa El Agua), самого главного курортного места Маргариты, мы узнали у него, где самое красивое место для заката, куда стоит съездить на рыбалку, а также какие красоты есть в Венесуэле. О последнем Мило замолчал только тогда, когда мы прощались на ресепшн отеля.

21 – 26 января
о. Маргарита
Оставшиеся шесть дней мы провели на море. После бесконечных перелетов, посадок и взлетов, мы были рады очутиться на земле и никуда больше не лететь, хотя бы несколько дней.
За все шесть дней мы не встретили ни одного соотечественника. Единственным русскоговорящим оказался литовский электрик, который послал свою работу и уехал на Маргариту на целый месяц. Должно быть, неплохо живется электрикам в Литве!
Развлечением для нас стало посещение соседних пляжей. Через залив от Плайя Эль Агуа находится Плайя Паркито (Playa Parquito), где можно кататься на серфинге. Считается, что это самое лучше место для серфинга на острове. Есть несколько станций, где можно взять доску в прокат, там же можно договориться об уроках. Волны такой силы, что брать уроки мы там не решились – не для новичков место. На закате можно забраться на гору и, среди кактусов и птиц фрегатов, наблюдать, как серфингисты ждут каждый «своей» волны, качаясь на досках в море.



С другой стороны от нашего пляжа были обнаружены симпатичные мысы, а также гей-отель, на пляже которого резвились мальчики в бикини, натирая друг друга маслом для загара и плескаясь в волнах с заливистым девчачьим смехом.
Манзанийя (Playa Manzanilla) - абсолютно расслабленное место. Небольшой пляж в уютной бухточке в деревушке с несколькими ресторанчиками. Огромные волны у берега и спокойная гладь воды чуть подальше, где болтаются разноцветные лодки. Чтобы туда добраться, надо дождаться небольшой волны, перепрыгнуть через нее у берега и немного проплыть, а дальше - болтаться в теплейшей и спокойнейшей воде, чувствуя, как где-то внизу новая волна набирает силу, чтобы обрушиться на берег. Если с первого раза перепрыгнуть не получится, то волна закрутит и с силой выплюнет на берег, и придется долго вытряхивать песок из плавок.
Маленькие рыбацкие шхуны в закатном солнце выглядят очень красиво, а на фоне золотого неба качаются головы пеликанов, обосновавшихся в какой-нибудь заброшенной лодке.
Вечером, после захода солнце, местное население выходит на рыбалку. На донку можно поймать до пяти рыбешек за раз, только забросив ее в море.



Хуангриего (Juangriego) - небольшой курортный городок на острове. На закате публика располагается на набережной на лавочках или просто на камнях и наблюдает, как солнце медленно скатывается в море. Говорят, что самые красивые закаты на другом конце острова – в Пунта Аренасе – самой западной точке острова, но мы туда не добрались.



Несмотря на, казалось бы небольшие размеры, расстояния на Маргарите не кажутся крошечными. Например, от Playa El Agua до Juangriego около пятидесяти минут на машине. Самым правильным способом осмотреть весь остров – это взять прокатную машину, особенно, если вы едете в компании. Так вы не будете привязаны к какому-то одному пляжу или месту, можно найти, например, уютную бухточку, где можно загорать и купаться в одиночестве, а также не будете зависеть от таксистов, которых в иных местах так просто днем с огнем не сыщешь.
Поездка на старом кадиллаке-такси напомнила нам Кубу. Знаете ли вы как сделать новые чехлы на машину? Нет ничего проще. Берете футболку размера XXXL, отрезаете рукава, надеваете футболку на сиденье, зашиваете рукава. Новый чехол готов! Особый шик - чехлы с портретами участников группы KISS при полном параде или MANOWAR.

На пляже Эль Яке (El Yaque), который находится недалеко от аэропорта, здорово кататься на винд- и кайтсерфинге. Ветер сильный и дует регулярно, поэтому здесь наибольшее количество любителей и кайта, и виндсерфинга. Маргарита считается одним из основных мест катания во всем мире именно из-за правильного ветра.



Эль Яке – небольшая деревня с несколькими гостиницами, парочкой магазинов и немногочисленными домами. Сложилось впечатление, что все пять гостиниц, имеющихся на Эль Яке, связаны с кайт- или виндсерфингом: почти везде можно взять частные уроки и оборудование в прокат, если не со своим приехали. Песочное дно и небольшая глубина у берега – прекрасные составляющие для новичков. Просто поплавать и спокойно позагорать на Эль Яке вряд ли получится, так как все море усеяно «крыльями» виндсерфинга, а небо – кайтами. Люди всех возрастов и степени мастерства катаются в свое удовольствие. Нами были встречены даже бабуся с дедусей лет по 80, который забрались на доску (с трудом, правда) и унеслись, подхватываемые порывами ветра, в море, чем вызвали у нас восхищение и уважением. Если Вы любитель активного отдыха, то Вам сюда. Веселая тусовка опять же обеспечена. В следующий раз мы точно будем здесь, потому что Плайя эль Агуа подходит больше для пенсионеров и детей дошкольного возраста.
На острове Маргарита мы отметились на рыбалке. На белоснежной яхте мы в компании пары шведов и абсолютно неконтактных голландцев, под руководством капитана и веселого человека с о. Маргарита, к сожалению, не помню, как его зовут, отправились к острову Кубагуа (Isla de Cubagua) для ловли марлина. В тот день марлин залег на дно, и наш улов составили три маленькие рыбешки, которые были сразу же отпущены после поимки за свои скромные размеры, и случайно зацепившаяся за плавник здоровая страшная красная рыбина, которая сразу приняла форму ведра, в которое ее кинули.



Собственно сама рыбалка закончилась, не успев начаться, как только наш сопровождающий выяснил, что мы из России. На всю яхту было объявлено, что Россия с Венесуэлой – друзья не разлей вода, у нас много общего (нефть, опять-таки), отчего шведы и голландцы вжались в сиденья и не вылезали больше из-под тента. Мы же всю рыбалку провели на мостике капитана в беседах о советском космосе и самолетостроении (причем рассказывали не мы, а венесуэлец нам, который был страшно увлечен всем этим, и даже был на встрече с советским (или уже российским) космонавтом, который приезжал в Венесуэлу), не обошлось и без политики, конечно. Нам рассказали про выходки Чавеса, как он сам того не желая, обеспечил победу на выборах Алану Гарсии и разругался вдрызг с перуанским народом, как он посылает в своих пламенных речах Америку (ну, это мы и сами знали), а также то, как он заботится о народе (в частности, перевел время на полчаса, чтобы дети ходили в школу, когда уже светло, а не в темноте).
На обратном пути началась качка. Нашу яхту подбрасывало на метр волнами. Было весело!

Время на море пролетело незаметно. Было жалко уезжать. Настолько жалко, что мы чуть было не остались на Маргарите еще на неопределенное время, так как Камило не приехал за нами в аэропорт. Прождав какое-то непродолжительное время и поняв, что на звонки он не откликается, мы поймали такси, и на последней минуте регистрации влетели в аэропорт. На самолет мы успели, но это был первый раз, когда мы так быстро оказались в самолете.

До рейса в Кито у нас оставалось около четырех часов. Мы решили больше не вылезать в Каракас, который не произвел на нас положительного впечатления в первый раз, и остались в аэропорту, где нам нужно было еще снять деньги с карточки для оплаты сбора за вылет из страны. Это оказалось непросто. Первый банкомат просто выплюнул нашу карту без сожаления, второй запросил у нас паспортные данные, понятно, что не нашего загранпаспорта. В самом отделении банка наличность выдавать отказывались, более того, там никто не говорил по-английски, а решать финансовые проблемы по-испански я еще не умею. Менеджеры банка были в растерянности, на помощь пришел охранник (!), который на довольно приличном английском объяснил, что в Венесуэле возникают сложности у иностранцев со снятием наличных из банкоматов, так как в Венесуэле в ходу карты с чипами, а банкомат запрашивает первые цифры ID для еще большей безопасности.
Перед нами вставал перспектива вечного поселения в Венесуэле. Мы обошли все банкоматы, которые имелись в аэропорту. В конечном итоге нам удалось получить новенькие боливары, чтобы нас выпустили из этой чудесной страны.
На стойке регистрации нас ждал еще один сюрприз. Когда подошла наша очередь на регистрацию, нам торжественно объявили, что вместо Кито мы летим в Гуакиль. Мы не были в городе Гуакиль, и не возникало ни малейшего желания там побывать, но каким-то образом мы постоянно оказывались этом чудесном городе. Такое ощущение, что вся жизнь сводилась только к одному месту на земле - городу Гуакиль. Нам не смогли объяснить, почему мы летим в Гуакиль, а не в Кито, как было указано в наших билетах, а главное, что нам никто не мог объяснить, как мы попадем в Кито, откуда мы должны вылететь в Амстердам. Хорошо, что у нас есть в запасе целый день, и даже если нам придется добираться на собаках до Кито, мы не пропустим свой перелет обратно домой.
Напряжение нарастало, очередь гудела, потому что никому не надо было в Гуакиль, но по воле случая все там будут. Ко всему прочему оказалось, что при перелете местной авиакомпанией (а мы летели а/к Santa Barabara, при упоминании которой перед глазами сразу вставал светлый образ Си-Си Кэпвэлла и всей его семейки мучавшей нас на протяжении почти десяти лет), аэропортовый сбор при вылете из страны меньше, т.е. не так, как для международных европейских авикомпаний. С ворохом новых боливаров мы отправились в дюти-фри…

ЭКВАДОР

В аэропорту Гуакиля нам объявили, что рейс в Кито задерживается на неизвестное время из-за непогоды и тумана. Но уже через 30 минут после объявления мы уже сидели на борту нового самолета бразильского производства, следовавшего специальным рейсом без номера в Кито.

Наше путешествие подходило к концу. Оставался один день в Кито, который мы провели в городе, так как Кристиан, гид, с которым мы посетили Килотоа, находился за сотни километров от Кито.
В этот день в Кито проходила акция «Долой автомобили с улиц города», что не могло не отразиться положительно на внешнем облике города, а главное – на чистоте его воздуха. Кито, вдруг, предстал совершенно в другом виде: по оживленной Авенида Амазонас больше не пыхтели старые автобусы, пускающие клубы едкого серого дыма, улица была заполнена велосипедистами всех возрастов, и нам здесь даже понравилось.
Мы прогулялись по парку, накупили сувениров, отобедали в ресторане супом и свалились в перины огромной кровати нашего номера с видом на Кито.
Утром мы вылетали обратно домой. Было одновременно и грустно, и радостно: путешествие закончилось, но хотелось на Родину - мы соскучились по дому за месяц нашего отсутствия. В самолете Кито-Амстердам я дописывала последние строки своего дневника и прокладывала новый маршрут. Вот чем мне нравится конец путешествия, потому что конец одного путешествия - это начало другого.


ПОЛЕЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ВЕНЕСУЭЛЕ

ВИЗА: для граждан РФ необходима виза.
Сайт посольства Венесуэлы:
Виза выдается за 30 долларов США с годовым сроком действия и с правом многократного въезда. Виза красивая: глянцевая и цветная, радует глаз, не только собственный, но и, как показала практика, большинства таможенников в разных странах.
Список документов (туристическая поездка) приведен здесь #visa_tur

БИЛЕТЫ: прямых рейсов из Москвы нет. До Каракаса летают AirFrance – через Париж; Iberia – с остановкой в Мадриде; Lufthansa летает через Франкфурт; TAP через Лиссабон. Также большое количество вариантов перелета через США при наличии визы. Из Европы стоит обратить внимание на бюджетник Condor, который периодически устраивает распродажи до Порламара (о. Маргарита).

Внутренние перелеты, а также перелеты в соседние южноамериканские государства осуществляют: Santa Barbara, Avianca, Conviasa, Aeropostal и другие. Расписание рейсов можно посмотреть на сайте аэропорта в Каракасе
При вылете из страны и за внутренние перелеты взимаются аэропортовые сборы. Тарифы также можно узнать на сайте аэропорта (см. выше).

ВАЛЮТА: с января 2008 года – боливар фуэртэ (Bsf) сменивший простой боливар (Bs). Официальный государственный курс 1$=2.1473 BsF.
Все о боливаре можно прочитать здесь (на испанском языке)
Конвертер валют
Следует помнить о «черном рынке», где можно обменять доллары по курсу выше, чем официальный, и о том, что доллары снять с карточки в Венесуэле не получится.
Немного об обмене валюты на форуме Thorn Tree ID=13516808#13516808

ПРОЖИВАНИЕ: В Каракасе считается, что жить лучше в Альтамире. Центральный Каракас и Сабана Гранде – наиболее криминогенные районы.

Каракас:

Hotel Miraflores Colon
Jr. Colon No 600 Esq.C/Juan Fanning, Miraflores, Lima
Tel. (51-1)610-0900/444-2000


Туры: Osprey Expeditions

 

Автор: Мурсия

Обсуждение:





Дополнительно


Copyright © 2010-2020 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.