Ардито Дезио: К2 - вторая вершина мира





К2 - вторая вершина мира Издательство "Физкультура и спорт", Москва, 1959

Автор: Ардито Дезио

Содержание

Введение
Предисловие автора
Глава 1. Географический обзор Каракорума
Глава 2. Начало подготовки экспедиции
Глава 3. Общий план экспедиции
Глава 4. Подготовка экспедиции в Италии
Глава 5. От Италии до базового лагеря
Глава 6. Перед штурмом вершины
Глава 7. Жестокая борьба за ребро Абруццкого
Глава 8. Штурм вершины
Глава 9. Дополнительные замечания руководителя экспедиции
Глава 10. Возвращение альпинистской группы
Приложения
Очерк истории покорения вершины К2
Восхождение на Гашербрум II

Введение

Многие зарубежные географы называютвысшие точки земли «Третьим полюсом». Этоназвание не случайно. Если на Северный полюс ногачеловека вступила в 1909, а на Южный – в 1911 году, то«Третий полюс» был достигнут человеком только в1953 году.

История борьбы за высочайшие вершиныземли не менее драматична и интересна дляширокого читателя, чем история борьбы заСеверный и Южный полюсы.

Известный исследователь Гималаев Г. О.Диренфурт в свое время писал: «Тайны Северного иЮжного полюсов раскрыты, перелеты через океаныстали повседневными путями современноговоздушного транспорта; Африка, когда-то темныйтаинственный континент, сегодня известна иисследована, внутренняя часть гигантскоготропического острова Новой Гвинеи теперь ужеоткрыта. И поэтому не случайно, что борьба завысочайшие вершины мира и исследование Гималаевдолжны были вырасти из узкого круга работыученых и альпинистов в широкое движение заосвоение горных гигантов. Борьба за высочайшиевершины мира стала делом человечества и вырослав задачу, от которой невозможно было отказаться,несмотря на большие жертвы».

По капризу природы все вершины,превышающие 8000 метров, сосредоточены в одномгеографическом районе, в гигантской складкеземной коры – Гималайских горах.

Гималайские горы самые молодые наземном шаре, и очевидно поэтому они самыекрасивые, самые большие и высокие и наименееисследованные. Если в Альпах средняя высотавершин равна примерно 3800, на Кавказе 4800, в Андах иКордильерах 5800 метров, то в Гималаях имеетсямножество вершин высотою между 6500 и 8000 метрами, авысочайшая вершина Гималаев и мира –Джомолунгма (Эверест) – поднимается на 8882 метранад уровнем моря.

Джомолунгма – «Мать – богиня мира» –называют жители Тибета гигантский горный массиви высочайшую вершину на границе Непала и Тибета.Она привлекла к себе внимание топографов более 100лет тому назад.

Геодезическая служба Индии в то времятолько что приступила к тригонометрическомуопределению высочайших вершин Гималаев иКаракорума. В связи с тем, что работникамтопографической службы не были известны местныеназвания вершин, они при определении высотыобозначали вершины номерами. В настоящее времяпочти все высочайшие вершины имеют местныеназвания.

Та вершина, которая при измеренииполучила название «Пик XV», оказалась самойвысокой вершиной и в 1852 году была установлена еевысота – 8882 метра. Четыре года спустя, когдаискали более звучное название для «Пика XV»,вспомнилось имя Георга Эвереста, руководившего с1823 по 1843 год индийской геодезической службой.Вершина «Пик XV» была названа «Маунт Эверест»,хотя Георг Эверест не имел никакого отношения коткрытию. «Пика XV». Только в начале XX века былоустановлено, что местное население называет этувершину Джомолунгма или Чомолунгма. В Гималаяхимеется 14 вершин выше 8000 метров:

Эверест 8882
Чогори (К2) 8611
Канченджанга 8585
Лхоцзе 8545
Макалу 8515
Дхаулагири 8172
Чо-Ойю 8158
Манаслу 8153
Нанга Парбат 8125
Аннапурна I 8072
Хидден-пик (К5) 8068
Броуд-пик 8047
Гашербрум II 8035
Шиша Пангма 8013

еще три вершины очень близки к границе8000 метров:

Гашербрум IV 7980
Гашербрум III 7952
Аннапурна II 7937

До сих пор восхождения совершеныдалеко не на все высочайшие вершины Гималаев, исвоих победителей ждут еще сотни шести- исемитысячников. Этим объясняется чрезмерныйинтерес, проявляемый альпинистами всего мира кГималаям, где, может быть, еще сотни лет будутсовершаться интересные первовосхождения.

В 1895 году известный английскийальпинист Мэммери сделал первую попыткувосхождения на восьмитысячник (Нанга Парбат) –попытку, за которую он, из-за неопытности ввысотных восхождениях, заплатил жизнью. С тех поральпинистские организации многих стран принялиучастие в покорении «тронов богов» и раскрылитайны высочайших вершин мира.

Мужественные альпинисты многих нацийнашли свои могилы в вечных льдах горных гигантов.Пути к Джомолунгме, вершине К2, Канченджанге иНанга Парбат отмечены могилами лучшихальпинистов своего времени.

Экспедиция на Джомолунгмупланировалась английскими альпинистами еще в 1893году, но по разным причинам она откладывалась изгода в год; только в 1921 году первая экспедиция наДжомолунгму вышла из Дарджилинга с цельюразведки пути восхождения с севера, со стороныТибета. Базируясь на данных разведки, англичанепод руководством Мэллори в 1922 году штурмоваливершину, но муссон, снегопад и отсутствие опытавысотных восхождений не дали им возможностисовершить восхождение.

В 1924 году проводилась третьяэкспедиция на Джомолунгму, снова Мэллорируководил штурмовой группой, в которую такжевходили участники прошлой экспедиции – Нортон иСомервелл. Снова, как и в 1922 году, они достигливысоты 8125 метров и заночевали на этой высоте безособых затруднений. На следующий день Нортонподнялся до высоты 8527 метров, но был вынужденвернуться.

Через несколько дней на решающей штурмвышли Мэллори и Ирвин. Снабженные кислороднымиаппаратами, они в хорошем темпе поднимались посеверо-восточному гребню. 8 июля 1924 года в 12.50 вразрывах облаков их видел идущими вверх, высокона гребне, участник экспедиции геолог Оделл.Немного погодя, вершина окуталась облаком,мужественная двойка скрылась, и до наших днейнеизвестно – достигли они вершины или нет,погибли они во время спуска или замерзли нахолодной ночевке на высоте более 8000 метров.

С 1924 по 1938 год было организовано ещепять экспедиций с целью покорения Джомолунгмы,но результаты экспедиции 1924 года практически небыли превзойдены.

После второй мировой войны англичанеразведывали путь восхождения на Джомолунгму сюга через ледопад Кхумбу с выходом в большойфирновый бассейн между массивами Джомолунгмы,Лхоцзе и Нуптзе.

Было установлено, что из фирновогобассейна можно выйти на южное седло и поднятьсяна вершину по восточному гребню.

В 1952 году хорошо подготовленнаяшвейцарская экспедиция воспользовалась даннымиразведки англичан и вышла на штурм с твердымнамерением одержать победу. Вначале все шлохорошо, и победа казалась близкой. Дважды в 1952году Ламберт и Норгей Тенцинг поднимались выше8000 метров. Первый раз, весной, они поднялись выше8500 метров, второй раз, осенью, в послемуссонныйпериод они прошли выше южного седла, которое, какизвестно, также выше 8000 метров. Но в обоих случаяхнепогода вынуждала обоих храбрецоввозвращаться, немного не дойдя до вершины.

В 1953 году англичане готовилиДжомолунгме генеральное сражение. ПолковникХант, участник нескольких гималайскихэкспедиций, подготовил план штурма вершины,похожий на план военной экспедиции. Все деталибыли точно рассчитаны, экспедиция имела самоелучшее снаряжение, которое только существовало вто время, в ее состав входили альпинисты сбольшим опытом горовосхождений в Гималаях. Всостав штурмовой группы был включен и шерпНоргей Тенцинг, который год тому назад сошвейцарцем Ламбертом уже был под вершиной, а вобщей сложности участвовал в шести экспедицияхна Джомолунгму.

27 мая первая двойка – англичане Эванси Бурдиллон достигли южной вершины, где оставиликислород и палатку для следующей штурмовойгруппы.

А 29 мая 1953 года шерп Норгей Тенцинг иновозеландец Эдмунд Хиллари были темисчастливцами, которые достигли вершины. Такимобразом, высочайшая вершина мира была покорена.

Но значительно раньше, чем англичанамудалось окончательно победить Джомолунгму,французы через 55 лет после того, как Мэммеринавсегда остался в холодных льдах суровой НангаПарбат, в июне 1950 года поднялись на первыйвосьмитысячник – Аннапурну – «Богиню урожая».

Французская экспедиция выехала вГималаи с целью восхождения на Дхаулагири.Разведкой было установлено, что совершитьвосхождение на эту вершину невозможно, ифранцузы решили штурмовать другойвосьмитысячник этого района – Аннапурну.

3 июня 1950 года Эрцог и Лашеналь стоялина вершине первого восьмитысячника,побежденного человеком. Еще сейчас все помняттрагический спуск альпинистской группы, вкоторую входили лучшие альпинисты Франциифеноменальный скалолаз Гастон Ребюффа,победитель труднейшей вершины Патагонии КэрроФиц Рой, Тери, Кузи и другие. Трагедия,разыгравшаяся в ледопадах Аннапурны во времяпурги при начавшемся муссоне среди гигантскихлавин, когда маленький коллектив французскихальпинистов вел борьбу за жизнь своих товарищей,остается одной из самых героических в историипокорения Гималаев.

Этим восхождением было положеноначало самому энергичному штурмувосьмитысячников мира. За последующие семь летбыли покорены одиннадцать из четырнадцативосьмитысячников.

Но наиболее трагической была борьба засамый западный восьмитысячник Гималаев – НангаПарбат (8125 м). Первый альпинист Мэммери,осмелившийся в 1895 году штурмовать этот гигант, невернулся с его ледовых склонов.

Только 37 лет спустя после попыткиМэммери альпинисты решились снова штурмоватьНанга Парбат.

Вилли Меркль, собравший в 1932 годулучших австрийских, немецких и американскихальпинистов, потерпел неудачу – ему удалосьпровести только разведку пути восхождения.

Два года спустя он снова разбиваетбазовый лагерь на «сказочной поляне» у северныхсклонов Нанга Парбат. Но эту экспедицию с самогоначала преследовали неудачи. Во времяорганизации штурмовых лагерей умер отвоспаления легких Дрексель, а пока его спускаливниз, было потеряно очень много дней хорошейпогоды. Несмотря на явное приближение муссонов,альпинисты вышли на штурм, и 6 июля 1934 годаАшенбреннер и Шнейдер в середине дня достигливысоты 7850 метров и увидели в километре от себяглавную вершину, от которой их отделял перепадвысоты в 275 метров. Но они спустились ниже длятого, чтобы подождать Меркля, Вельценбаха иВиланда с шерпами, с которыми намеревались наследующий день подняться на вершину. Когда теподошли, они так устали, что пришлось разбить ещеодин лагерь (на высоте 7480 метров) бездостаточного запаса продовольствия и спальныхмешков. На следующий день неожиданно испортиласьпогода. Невероятной силы пурга в течение двухдней не выпускала альпинистов из палаток,продовольствие кончилось, создалось безвыходноеположение и было решено спускаться в нижниелагери.

Ашенбреннер, Шнейдер и один шерп –единственные участники экспедиции, которымудалось спастись, остальные остались под снежнымпокровом на гребне Нанга Парбат.

В 1937 году немцы снова организовалиштурм Нанга Парбат.

В ночь с 14 на 15 июня лагерь у склонаРаджиот-пика был переполнен. В нем находились 7альпинистов (весь альпинистский составэкспедиции) и 9 носильщиков. Ночью, когда лагерьотдыхал, сошла громадная лавина, и все 16 человекбыли погребены под ней. Так кончилась, четвертаяпопытка восхождения.

В 1938 году новая немецкая экспедицияпод руководством Бауэра вышла на штурм.Экспедиционный груз забрасывался частично напарашютах. Альпинистская подготовка участников/ экспедиции вполнесоответствовала сложности восхождения,высококачественным было и снаряжение, но сновапогода сказала свое «нет». Достигнув высоты 7300метров, альпинисты вынуждены были возвратиться.

До 1952 года были еще две неудачныепопытки покорения Нанга Парбат, и только 3 июля 1953года австрийцу Герману Булю, оставшемуся напоследнем этапе подъема без спутника, удалосьдостигнуть главной ее вершины.

Альпинисты мира считали, что К2является «вершиной итальянцев». Правда, началопопыткам восхождения на эту вершину положила в1902 году англо-швейцарско-австрийская экспедиция.Но с 1909 года, когда экспедиция герцога Абруццкогоначала исследование громадного бассейна Балторои провела первую разведку пути на К2, найдя путь,по которому впоследствии и было совершеновосхождение, эта вершина стала, как говорится,«итальянской».

После второй итальянской экспедиции1929 года в борьбу за вершину К2 включилисьамериканцы; с 1938 по 1952 год они трижды неудачноштурмовали вершину, причем в 1939 годуруководитель экспедиции Висснер и известныйшерп Пазанг Дава Лама достигли высоты 8384 метра.

Наконец, в 1954 году итальянцы одержалипобеду над «своей» вершиной – проводники А.Компаньони из Вальфурно и Л. Лачеделли из Кортинад'Ампеццо 31 июля 1954 года водрузили на вершине К2флаги своей родины и Пакистана.

В этом же году был побежден еще одинвосьмитысячник – Чо-Ойю (8158 м). 19 июля послемесячной подготовки шерп Пазанг Дава Лама иавстрийцы Герберт Тихи и Иосиф Йохлер взошли наего вершину.

Следующий 1955 год принес победу еще наддвумя восьмитысячниками. В период с 15 по 17 маявосемь участников французской экспедиции и шерпГиальцен поднялись на вершину Макалу (8515 м).Восхождение осуществлялось тремя группами: 15 маяна вершины взошли Л. Тери и Ж. Кузи, 16 мая Ж. Франк,шерп Гиальцен и победитель западной стены Дрю Г.Маньон, 17 мая Ж. Буве, П. Леру, С. Куппе и А. Виола.То, что девять человек поднялись навосьмитысячник, является выдающимся достижениеми говорит о том, что французы из трагическойпобеды над Аннапурной сделали соответствующиевыводы.

Второй суровый гигант, побежденный в1955 году, ровно через 50 лет после первой попыткивосхождения, – Канченджанга (8585 м). Четыреучастника английской экспедиции, руководимойдоктором Чарльзом Эвансом, – Д. Бент, Е. Броун, Н.Хард и Т. Стретер 26 мая поднялись на вершину.

Интересно, что восхождение былосовершено по юго-западным склонам, по пути первойпопытки восхождения в 1905 году, кончившейсятрагически. Все остальные попытки восхождения, аих было пять, были совершены с севера.

1956 год был самым «урожайным» годом вборьбе за покорение восьмитысячников.

Чтобы реабилитировать своих земляков,потерпевших неудачу при восхождении наДжомолунгму в 1952 году, Швейцарский альпийскийклуб в 1956 году вновь организовал экспедицию наДжомолунгму. Во время подготовки штурма вершины18 мая Э. Рейс и Ф. Лухсингер поднялись с «южногоседла» на вершину Лхоцзе (8545 м), а 24 мая И. Могмер иЕ. Шмидт повторили восхождение.

Японские альпинисты, пытавшиеся с 1952года покорить Манаслу (8153), в 1956 году добилисьуспеха. 7 мая японец И. Иманиши и шерп Гиальцен,бывший в 1955 году с французами на вершине Макалу,достигли вершины.

Третий восьмитысячник, побежденный в1956 году, был Гашербрум II (8035 м). 7 июля австрийцы Ф.Моравец, С. Лорх и Г. Вилленпарт достигли вершины.Практически до этого попыток восхождения наГашербрум не было. Была только разведка пути,которую провел Г. О. Диренфурт в 1934 году,поднявшийся до верхнего фирнового бассейнаюжного ледника Гашербрум, на высоте 6250 метров.

1957 год принес победу еще над одной изтруднейших вершин Каракорума – Броуд-пиком (8047м), которую безуспешно штурмовала в 1954 годунемецкая экспедиция под руководствомХеррлигкоффера.

27 июня 1957 года Броуд-пик был покоренучастниками австрийской экспедиции победившимиза четыре года до этого Нанга Парбат – ГерманомБулем, К. Димбергером, М. Шмуком и Ф.Винтерштеллером.

Еще ждут своих победителейнепокоренные гиганты – Дхаулагири, Хидден-пик иШиша Пангма, из которых самым сложным являетсяДхаулагири.

В книге А. Дезио, которую мы предлагаемвниманию читателя, очень подробно описан ходэкспедиции на К2. Автор дает много конкретныхсведений об организации экспедиции, подборе иподготовке участников, техническом оснащенииэкспедиции и организации самого восхождения.

Кроме перевода основного текста книги,переводчиком дан хронологический обзор попытоквосхождения на К2 и в приложении дано краткоеописание восхождений на два восьмитысячникаКаракорума–Гашербрум II и Броуд-пик и попытоквосхождения на оставшийся непокореннымвосьмитысячник Каракорума – Хидден-пик.

Транскрипция географических названийв основном соответствует Большому атласу мира 1954года. Транскрипция фамилий альпинистовприводится в соответствии с уже изданнойлитературой по альпинизму (Дж. Хант «ПокорениеЭвереста», Г. О Диренфурт «К третьему полюсу» ит.д.)

Ф. Кропф, Б. Упзнэк.

Предисловие автора

Я должен признаться благосклонномучитателю, собравшемуся проследовать со мной постраницам этой книги, начатой еще во времяэкспедиции, в палатке на высоте 5000 метров, изаконченной в конце 1954 года, что я долго думал,какой должна быть эта книга. Можно лиограничиться официальным изложением ходаэкспедиции или на его основе создать интересную,увлекательную книгу. Безусловно, подавляющеебольшинство читателей предпочло бызанимательную, легко читаемую книгу о нашихприключениях.

Я, как ответственный руководительгималайской экспедиции, считал целесообразнымписать отчет, в котором необходимо отметить нетолько главные задачи экспедиции, но и всеподробности организации, подготовки и еепроведения. Она была бы скорее справочником дляорганизаторов путешествий по Гималаям, а незанимательной книгой для широкого кругачитателей. Поэтому, чтобы не писать две книги, мнепришлось выбрать середину между двумя этимикрайностями и написать книгу, в которой, сохраняяточное описание фактов, я постарался придать ихизложению интересную форму

Излишне рассказывать о том, как яраспланировал время своей работы над книгой.Если бы я мог посвятить весь свой досуг созданиюэтой книги, то я, видимо, не без труда, но и безчрезмерного напряжения закончил бы еезначительно раньше, но другие обязанности всевремя отрывали меня от этой работы и мне пришлосьпосвятить ей ночные часы.

Я хочу еще раз подчеркнуть, что я неруководствовался личными мотивами во время этойхлопотливой работы по созданию книги, тем болеечто еще в самом начале я взял на себяобязательство передать все доходы отопубликованных работ в кассу экспедиции дляпокрытия ее расходов, а излишки – для созданияфонда будущих экспедиций.

Организуя и проводя экспедиции, яникогда не думал и не думаю о материальныхвыгодах и постараюсь не иметь их и в дальнейшем.

Если кто предан горам, любит их чистойлюбовью и видит в них источник радости, если онлюбит природу и понимает ее вечные законы, еслион охвачен жаждой открытий и желанием разгадатьоставшиеся загадки и если этим он имеетвозможность удовлетворить свои стремления, тожизнь такого человека, можете мне поверить, такполна, что большего ему желать нечего. Я могусерьезно размышлять только в уединении и, когда яимею эту возможность, я испытываю блаженство. Моиразмышления посвящены прежде всего вопросу осущности человеческой жизни – такие размышлениявсегда успокаивают, и у меня появляется большаяуверенность в своих силах.

Путешествия в дальние страны приносятмне много радости, несмотря на то, что частоприходится испытывать лишения, страх, опасности.Но самая большая радость для меня – часыспокойного созерцания и уединения, которые дарятмне африканская пустыня Сахара и гигантскиеледники Гималаев. Поэтому случается, что привозвращении из путешествия в большие города,кишащие людьми, я ощущаю подавленность и желаниеубежать далеко, далеко – к простым людям.

Когда возвращаешься из длительногопутешествия, появляется много различныхобязанностей, зачастую противоречивых – семья,служба, друзья, сослуживцы, студенты, – и меняснова поглощают обыденные дела

Я пожертвовал экспедиции практическитри года. За это время я был настолько занят, чтодаже пренебрегал личными интересами и относилсянебрежно к своей семье. Сейчас я часто задаю себевопрос: как я выполняю взятые на себяобязанности? Должен ли я теперь, когда экспедициязакончилась, бросить все, что отвлекает меня отнормальной работы? Или я должен сделать ещечто-то?

И все же, прежде чем закончить все делаэкспедиции, я должен поблагодарить всех, кто втрудное время ее организации стоял на моейстороне, неустанно трудился над ее подготовкой ипроведением и внес свою долю в успех. Я долженвыполнить свои обязанности перед безграничнолюбимым отечеством. Если будет нужно, я безколебаний и впредь буду рисковать своей жизнью иименем ученого, организую и буду руководитьновой подобной экспедицией, хотя зачастую успехв таких случаях сомнителен и зависит от многихнеизвестных факторов.

Первым, кому я должен выразить своюблагодарность, – это моим товарищам и спутникампо экспедиции, им, которые месяцами жили вмаленьких палатках, переносили на холодныхледниках и на скалах гребней все капризы погоды,о чем свидетельствуют еще и сейчас следыобморожения, хотя большинство из них не имелиопыта жизни вдали от цивилизации, опыта, которыйприобретается только в путешествиях. Говоря освоих товарищах, я имею в виду всех членовэкспедиции, как научных работников, так и ееальпинистский состав, с которыми я в различныхусловиях продолжительное время работал вКаракоруме. Они сделали все возможное для успехаэкспедиции, и я не хочу скрывать, что чувствую кним отеческую привязанность.

Также я должен поблагодарить семьисвоих товарищей, долго и терпеливо ожидавшиескудные сведения о своих родственниках и встречис ними. С особой теплотой я думаю о семьенезабываемого Марио Пухоца, который пожертвовалсобою там, где мы одержали победу.

Я должен поблагодарить нашихтоварищей из Пакистана, которые поддерживали наси оказали неоценимую помощь в покорении вершины.Особенно хочу поблагодарить славных носильщиковхунза. Они порою в сложных метеорологическихусловиях, порою даже в ущерб своему здоровьюделали иногда непосильную работу – доставлялиэкспедиционные грузы в высотные лагери. Я долженпоблагодарить симпатичных и преданных балти,которые по бездорожью, в тяжелых климатическихусловиях взяли на себя бремя транспортировкинашего тяжелого груза до базового лагеря. Ядолжен поблагодарить шефов нашей экспедиции –Национальный совет по исследованию иИтальянский альпийский клуб.

Я должен также поблагодарить всех тех,которые поддержали меня в Италии и в особенностиитальянскую печать, оказавшую нашемумероприятию очень большую помощь и поддержку.

Я с чувством благодарности вспоминаю опокойном Альчиде де Гаспери и должен принестиособую благодарность Мохаммеду Али, обевысокочтимые личности в то время былисоответственно премьер-министрами Италии иПакистана. Во время их счастливой встречи в Римебыло получено разрешение на проведениеэкспедиции.

Благодарить я должен многихсоотечественников из разных концов нашей страны,оказавших нам материальную помощь, начиная отНационального олимпийского комитета Италии доскромного и безымянного жертвователя, который,возможно, отказал себе в какой-либо воскреснойрадости, чтобы с глубоким чувством патриотизмавнести свою посильную лепту в проведение нашейэкспедиции.

Трудно мне найти слова, чтобыпоблагодарить доктора Чарльза Хаустона и ФрицаВисснера – руководителей прежних экспедиций наК2, оказавших неоценимую помощь в победе надвершиной своими сведениями и советами.

Так велико число близких мне людей,старых и новых друзей, работавших со мной, что яне имею возможности всех их поблагодарить, но всеони мне очень дороги.

Но прежде чем закончить длинный списокблагодарностей, я должен заранее попроситьизвинения у тех, кого я пропустил. Я прошуразрешения сердечно поблагодарить спутницу моейжизни, мою жену, которая долгими месяцамибеспокоилась и сумела сохранить самообладание,так необходимое для воспитания детей и решенияразличных повседневных проблем.

Ардито Дезио

Глава 1. Географический обзор Каракорума

Часто случается, что путешественники,выезжая первый раз в незнакомую страну, имеют оней представление, расходящееся сдействительностью. Со мной такое случалось нераз во время путешествий. Но Каракорум был дляменя знакомой страной.

В связи с этим я хочу рассказать, чтомного лет тому назад, когда мне пришлось выбиратьтему докторской диссертации по геологии, мойвыбор пал на исследование доисторическихизменений одной из долин Юльских Альп во времяледникового периода.

Исследование заключалось в том, чтобыпо почвенным слоям и моренным отложениям,оставленным ледниками в четвертичной эпохе,восстановить на строго научной основе вид этойдолины в то время. Для этого нужно было мысленноувидеть долину такой, какой она была в те дальниевремена, когда громадные ледниковые потокимедленно стекали с гор на равнину.

Однажды утром, выйдя из горной хижины,я увидел необычайное зрелище. Туман поднялся вдолину и закрыл ее выше моренных отложений, асама долина выглядела как во времена самогобольшого оледенения. Долго я стоял и наслаждалсяэтой картиной, пока солнечные лучи, медленнонагревая атмосферу, не растворили это сказочноезрелище.

Весной1928 года, когда я был приглашен Итальянскимгеографическим обществом принять участие вгималайской экспедиции в качестве географа игеолога, в моей памяти возникло далекое видение вЮльских Альпах, а когда я увидел громадныеледники Каракорума, оно повторилось. Но преждечем я буду рассказывать о Каракоруме, этойгигантской горной системе Азии, где я в течениешести месяцев руководил экспедицией, я должендать читателю возможно более точноепредставление о географии Каракорума.

Если мы сравним полуостров Индостан сАппенинским полуостровом, то сможем сказать, что,с точки зрения географии, Гималаи по отношению кИндии занимают такое же место, как и Альпы кИталии. На юге Гималаев находятся громадныеобрывы, долины рек Инда и Ганга; на юге Альппростирается долина реки По. Два больших морскихзалива расположены в непосредственной близостиот Гималайских гор: с запада–залив Карачи (присравнении с итальянским полуостровом онсоответствует заливу Генуи), с востока –Бенгальский залив (в Италии – залив Венеции).

Правда, соотношение величин оченьразлично: если Индостан занимает более 4миллионов квадратных километров, то Апеннинскийполуостров со своими 322 тысячами квадратныхкилометров составляет только одну десятую частьего. Эта разница между обеими странамиповторяется и в соотношении между Альпами иГималаями. Альпы имеют протяженность примерно1000, Гималаи же – 2500 километров; высочайшаявершина Альп Монблан имеет высоту 4810 метров,Эверест в Гималаях поднимается до высоты 8882метров. (По последним данным–8840 м. (Прим.переводчика))

Если внимательно присмотреться, томожно легко установить, что большой Гималайскийхребет состоит из многих горных хребтов, которыевсе вместе образуют большую дугу, обращеннуювыпуклой частью на юг. На севере находитсявысокогорная страна Тибет, закрытая горами совсех сторон, а на юге– равнины рек Инда и Ганга.Внешние стороны горных хребтов снижаются суклоном на юг и образуют на востоке Бурманскиегоры, а на западе возвышенности Белуджистана.Северо-западные отроги Гималайского хребта сочень высокими горами носят название Каракорум.Название это происходит от названия важного, всвое время широко известного перевала иобозначает в переводе с тюркского «местностьчерных камней». От начальной буквы этогоназвания и происходят шифры «К1», «К2», «К3» и т. д.,которые применяла индийская топографическаяслужба для регистрации большого числабезымянных вершин этого района.

Вопрос, является ли Каракорумсамостоятельной горной системой или отдаленнойчастью Гималаев, до сего времени не уточнен. Всвязи с тем, что географические названия большихгорных массивов мира часто объединяют рядмассивов, все привыкли рассматривать Каракорумкак орографическую часть Гималайского хребта, иКаракорум с этой точки зрения занимает в системеГималаев такое же место, как, например, БернскиеАльпы в общей системе Альп. Каракорум являетсясеверной частью Гималаев и находится примерно натой же широте, что и Гибралтар. Это можетпослужить объяснением разницы климатическихусловий между Каракорумом и известными районамиГималайского хребта, например районом Непала,где поднимается Эверест.

Разница в климатических условияхмежду горным хребтом Гималаев и Каракорумомзависит еще и от разных расстояний этих хребтовот моря. Главная вершина Каракорума – К2находится в 1500 километрах от моря, Эверест тольков 640. Это и является причиной того, что на южныхсклонах Каракорума отсутствуют большие леса ирастительность, поднимающиеся по снежнымсклонам непальских Гималаев очень высоко. ВКаракоруме нужно спуститься очень далеко на юг, вюжную часть величественной горной страны Кашмир,прежде чем встретишь лес.

Известный всем муссон, влажный итеплый южный ветер, приносящий в Индию большиедожди, в Каракорум приходит уже сильноослабевшим, почти сухим: большую часть влажностион теряет на более низких горных хребтах ивысокогорных равнинах, расположенных южнееКаракорума, которые хотя и частично, но являютсянастоящим западным продолжением Гималайскогохребта. Каракорум значительно беднее осадками,чем Гималаи, и поэтому он ниже границы снегов неимеет растительности и выглядит пустыней. Насеверных склонах это проявляется еще больше, чемна южных.

Этообстоятельство не должно создавать, однако,мнения, что Каракорум повсюду имеет пустынныйландшафт. Инд, протекающий вдоль южного краямассива, многоводные его притоки, реки Схигар,Скауок и другие, которые рождаются в центреКаракорума, а также река Шаксгам, протекающая насевере, показывают, что Каракорум имеетзначительные запасы вод. Громадные ледники – этиестественные аккумуляторы воды, –простирающиеся на многие километры и до большойвысоты покрытые моренами, своими разорваннымимассами заполняют целые долины; ледники меньшегоразмера выдвигают свои языки через края долин иревущими водопадами дарят живительную влагуоазисам. Оазисы разбросаны на вершинах конусовосыпей, у входов в боковые ущелья, созданныхвековой работой воды из моренных нагроможденийледникового периода. Ландшафт Каракорума, какиммы его видим сегодня, очевидно, мало отличаетсяот Альп ледникового периода.

В отношении структуры и историческогообразования также нет принципиальной разницымежду Каракорумом и нашими Альпами. Геологиустановили, что оба хребта поднялись в болеепозднюю третичную эру со дна моря и в течениесотен тысячелетий под влиянием процессавыветривания прошли почти одни и те же изменения.В средней части Каракорума можно найтикристаллические породы, среди них гранит и гнейс,из которых состоят несколько самых красивых ивысочайших вершин хребта: К2, Машербрум иМустаг-Тауэр, между тем как другие, расположенныенедалеко – Броуд-пик и Гашербрум, – состоятпреимущественно из скал, имеющих свое начало вморских осадках. Сложные геологическиепреобразования, которые происходили приподнятии хребта, были решающими для глубокогоструктурного изменения пород: часть этихизменений, возможно, происходила еще до процессаподнятия.

Формация сегодняшнего Каракорума –результат ряда взаимодействующих изменений,которые проходила эта область после того, как онав последний раз поднялась с морского дна. Поддействием сильного бокового давления кора землина этом месте сначала поднялась и разорвалась,потом сжалась, перемешалась и, наконец, былаподнята на большую высоту. Атмосферные явленияштурмовали эти районы чрезмерного поднятия исоздали первые русла будущих долин. Спускающиесяводы промыли глубокие русла и создали большиесборные бассейны, уходящие под прямым углом отуже вырисовывавшегося к этому времени главногохребта. После этого изменения рельефанеоднократно наступали ледники, которыеспускались в промытые водою долины, изменяли ихвид и оставляли при своем отступлении большиемассы моренных отложений.

Большие современные ледники являютсяостатками гигантских ледников, следы которыхможно найти во всех равных долинах района, следыэтих ледников можно видеть в нагроможденияхкамней, бараньих лбах и прежде всего по мореннымотложениям, которые, как каменная лента, высокоопоясывают склоны гор, значительно вышесовременного уровня ледников.

Самым большим является ледник Сиахен,имеющий длину 75 километров и занимающий площадь1200 квадратных километров. Это означает, что онпревосходит самый большой ледник Альп –Алечский – более чем в десять раз. Сразу же заледником Сиахен следует ледник Балторо длиной 57километров и площадью 754 квадратных километра.Дальше идут ледники Биафо, Хиспар, Чоголунгма идругие. Из каждого ледника вытекают реки,уносящие с собой значительное количество воды;они питают реку Марканд, стекающую с северногосклона, и реку Инд, текущую по южному склону.

Эти ледники образовались в тенивысочайших вершин, равные которым есть только вНепале и Сиккиме. Кроме К2, господствующейвершины Каракорума и второй по высоте вершинымира, в районе ледника Балторо имеются еще тривершины, поднимающиеся выше восьми тысяч метров:Гашербрум I – 8068 метров (более известен подназванием Хидден-пик – «Скрытая вершина»),Броуд-пик (Фалхан Кангри) – 8047 метров и ГашербрумII – 8035 метров.

Растительность поднимается вКаракоруме значительно выше, чем в Альпах.Отдельные, небольшие пучки травы растут даме навысоте 5500 метров, а мох и лишайники – на высотахдо 6500 метров. Там, где растет трава, всегда можноувидеть цветочек яркой окраски, выглядывающиймежду камней. Это ромашки, энцианы, колокольчикии эдельвейсы, которые выглядят точно так же, как ив Альпах. Иногда они образуют на траве у края скалнастоящие разноцветные ковры.

Тем не менее в Каракоруме нескольковыше 4000 метров мало пастбищ и совершенно нетлесов. Ниже границы, ДО которой отдельнымиостровками растет трава, можно встретить насолнечной стороне и благоприятной почве Кустырябины или своего рода ивы, иногда рододендроны.кусты горной розы и среди них нередко кустарник срозовыми цветочками, очень похожими на нашиальпийские розы.

Деревья на этой высоте, как правило,уже не встречаются. Самые высокорастущие деревьяя видел на южны» склонах долины Биахо в западномКаракоруме на высоте примерно 3880 метров. Этиотдельно стоящие деревья, очень маленькие илиползущие по склону, – яркое свидетельство тойжестокой борьбы за существование, которую ониведут на границе возможного сопротивлениясуровому горному климату и погоде. Ниже можновстретить березовые рощи, большие кустарники ихвойные деревья, иногда пихты, уцелевшие отлавин. Они в общем занимают всего лишь несколькогектаров солнечного склона и ведут борьбу соползнями и камнепадами. Только на краю оазисов,вблизи арыков, можно видеть высокие деревья,среди которых высоко в небо поднимаются стройныестволы тополя, растущего на высотах до 2300 метров.Их нежная зелень создает резкий контраст сголубым небом и блеском ледников.

Фауна в Каракоруме также не оченьбогата (я имею в виду ту фауну, которую снетерпением ожидает увидеть путешественник, неимеющий специального образования). Снежныйлеопард – самый большой хищник этого района.Иногда встречаются экземпляры длиной более двухметров. Однако снежные леопарды встречаютсяочень редко. Я думаю, что в районе Каракорумасуществует две разновидности снежного леопардаодин с черно серым, почти одноцветным мехом,другой с серым мехом с черными пятнами. Такиешкуры я видел на базаре в Балтистане. Кроме того,я видел двух пойманных молодых леопардов второговида в местечке Балдит.

Следы этих животных я довольно частовидел во время своих путешествий в том районе навысоте до 3800 метров. Местные жители боятсяснежных леопардов, так как те часто нападают напасущийся скот

Часто можно встретить медведей,которых местные жители тоже боятся. Крупногомедведя с .серым или светло-коричневым мехом яимел возможность видеть в непосредственнойблизости в долине ледника Биафо на высоте 4000метров.

Медведь избегает встреч с людьми, носледы его можно увидеть часто. В боковых долинах,которые проходят параллельно большим ледникам,часто встречаются тропы, вытоптанные медведями.Некоторые такие тропы на правой стороне ледникаБалторо, на леднике Мустаг, а также на ледникахБиафо и Хиспар тянутся на несколько километров.

Из травоядных животных путешественникможет встретить туров, иногда стадами внесколько дюжин Они очень похожи на туров в нашихАльпах, и их рога имеют иногда больше метра длиныОтдельные экземпляры можно видеть выше 5000метров, а следы их копыт видны повсюду. Нередко уподножья скальных стен, круто спадающих в долину,можно видеть головы, кости и рога этих животных,сброшенных лавиной или камнепадом Ниже живутпугливые серны. Они больше альпийских, и насклонах гор и в долинах выше 3000 метров можновидеть их небольшие стада.

Реже встречаются большие горные козы идикие бараны, имеющие, в зависимости от района,разные названия и живущие, как правило, на высоте3500–4000 метров. К ним относится особая порода, такназываемая маркор, или фальсонерская коза, сбольшими закрученными рогами, и аргами – баран сбольшими массивными рогами, впервые увиденныйМарко Поло.

Другая порода горных баранов, живущихв горах Каракорума, носит название бхарал –животное с большими сильными рогами. Бхарал,видимо, больше распространен на северных склонахТам же, но ниже 3500 метров, встречаются дикие ослы,которых можно отнести к породе кианг, но онимогут быть с таким же успехом отнесены к эрмионипо серо красному цвету меха с темными полосами наспине и поперечными светлыми полосками на ногах,возможно, что здесь встречаются оба вида. Этиживотные ходят на водопой все время одной и тойже тропой. Иногда они протаптывают настоящуюдорогу. Их тропы почти не отличаются отпешеходных троп, однако если идти по ним, то можнозаблудиться.

Среди грызунов довольно широкораспространены зайцы, живущие до границы кустов.Окотоны, или, как их называют, зайцы свистуны(маленькое животное величиной с суслика),встречаются на значительных высотах Этихживотных мы часто видели в Урдукасе на высоте 4000метров и даже в лагере I на ребре Абруццкого

В долинах Каракорума, в том числе и набольших высотах, можно встретить орла На большихледниках он встречается довольно часто. Нижеможно видеть соколов, коршунов и других хищныхптиц. Реже встречается черный ястреб, он обитаетпримерно в той же зоне, где и орел. Очень частовстречаются вороны, которые совершеннонеожиданно, как бы выскакивая из-под камней,появляются даже на больших высотах окололагерей.

Большой интерес для охотниковпредставляет птица в несколько килограммоввесом, похожая на глухаря, которую местные жителиназывают рамзикор. В нижних зонах обитаетмножество диких уток, индюшек, перепелов,рябчиков. Еще ниже, в оазисах, встречаются сорокии различные маленькие птички, среди них особенномногочисленны ласточки, кукушки, воробьи идрозды.

Чем выше к вечным снегам, тем беднеестановится фауна и флора. Выше 6000 метров можнолишь изредка встретить паука, бабочку или комара.И наоборот, если спускаться вниз, то количествопредставителей растительного и животного мирарезко увеличивается, и в конечном итоге мывстречаем культивированную растительность идомашних животных. Очень распространенызерновые культуры, составляющие главное питаниеместного населения, – кукуруза, пшеница, рис.Растут овощи и фрукты. Сочные яблоки и грушивызревают даже на высоте 2800 метров. В плодородныхоазисах растут персики, дыни, орехи. У хунза оченьраспространен виноград, который дает гроздихорошего качества. Особое внимание заслуживаютабрикосы, родина которых, как мне кажется, именнов Балтистане. Абрикосы различных сортовсозревают на высотах до 3000 метров.

Среди домашних животных в этих ущельяхсамыми характерными и полезными являются яки.Они используются как рабочий скот, дают молоко ислужат тягловой силой. Можно встретить различныепороды домашнего скота. Повсюду много коз ибаранов, в особенности в районах населенныхпунктов. Это низкорослые животные, дающиехорошее мясо и молоко. Из их шерсти и меха местныежители изготовляют одежду. В главных долинах, впредгорьях, имеются красивые лошади для вьюка иверховой езды; к ним относятся и знаменитые пони, которые особо ценятся для игры в поло.

Население главной долины Каракорумасостоит по меньшей мере из шести народностей.Начиная с запада, они распределяются погеографическим районам жительства следующимобразом: брокпа, балти, пуригхи, дарди, ладакхи икиангиа.

Наиболее многочисленные племена –балти и ладакхи; балти населяют долины западногоКаракорума, ладакхи – долины восточной части.Балти в подавляющем большинстве мусульмане(сунииты и шииты), ладакхи исповедуют буддизм.

Численность населения неизвестна, таккак не определены еще географические границыэтого района. Язык, на котором они говорят,относится к тибетскому, письменный язык страны,которым владеют лишь высшие слои населения, –урду и хинди.

Я хочу сказать несколько слов еще ободной народности не только потому, что онакоренным образом отличается от указанногонаселения страны, но и потому, что основныевысотные носильщики нашей экспедиции былипредставителями именно этой народности –народности хунза. Это очень рослые люди, повнешности похожие на европейцев, иногда даже нажителей севера. Они живут в двух маленькихполусамостоятельных государствах вблизизападной границы Балтистана севернее Гилгита –Хунза и Нагар, управляемых двумя династиями. Повсей видимости, общее число хунза не превышает 25000 человек.

Даже в самой непосредственнойблизости от Скардо и Гилгита уже не существуетдорог для гужевого или автомобильноготранспорта. По главным долинам проложены толькотропинки, по которым без труда передвигаютсяпони, легко проходящие по крутым склонам гор иопасным участкам троп над обрывом. Но там, гдеширокое русло реки закрывает дорогу, кончается ивозможность транспортировки грузов на лошадях.Мосты, которыми могут пользоваться вьючные иливерховые лошади, крайне редки. Переправы черезреки осуществляются двумя способами:

не очень глубокие реки, даже с оченьнизкой температурой воды, местные жителипереходят вброд или по навесным переправам,изготовленным из веток ивы, так называемым «юла»,а иногда по бревнам, положенным в узкой частиреки. Переправляются и на плотах, которыедержатся на поверхности воды посредствомнадувных козьих шкур. Эти плоты называются«цакс». Только в Скардо имеется большой паром,который с незапамятных времен обеспечиваетпереправу через реку Инд.

Географическое исследование горнойцепи Каракорума началось с очень давних времен.

Марко Поло во время своего знаменитогопутешествия в 1272–1274 годах, возможно, не былнепосредственно в горах Каракорума, но, видимо,прошел очень близко от них.

К более поздним временам относитсясообщение путешественников, прошедших поглавному караванному пути через перевалыКаракорума Среди путешественников этихгероических времен великих открытий особенночасто упоминается имя священника ИпполитоДезитери из Пистойи, который в 1715 году, возможно,был первым европейцем, перешедшим КаракорумДругие путешественники (два священника изПортугалии в 1631 году и трое русских в конце XVIIIвека) проходили по самому краю хребтов.

Настоящая и наиболее плодотворнаяфаза исследования Каракорума началась в XIX веке,когда исследователям удалось продвинуться вглубь горных хребтов – к ледникам и подножьювысочайших вершин К этому времени относятсяпервые топографические съемки района

Среди исследователей Каракорума этоговремени еле дует в первую очередь упомянутьВигнэ, Фальконера и Томсона Первый в 1835 году изСкардо достиг лобовой части ледника Чоголунгма,три года спустя Фальконер поднялся по долинеБральдо до лобовой части ледника Биафо, а Томсонпрошел еще раз по караванному пути до перевалаКаракорум Этот же путь выбрал и О. Роэро диКортанце Старский за несколько лет до этогоисследовал язык ледника Сиахен.

Не менее известно имя АдольфаШлагинтвейта. Он заслужил славу не толькосмелыми исследовательскими путешествиями поГималаям и Каракоруму, но и большойстатистической работой по сбору наименованиймест. Не все путешествия Шлагинтвейта известны,но бесспорно то, что он перешел в 1865 году перевалКаракорум и, видимо, впервые вышел в районледника Балторо через перевал Мустаг С именемГодуина Оустена связаны прежде всегоисследования и топографические съемкинескольких самых великих ледниковых бассейновзападного Каракорума – ледников Чоголунгма,Керолунгма, Панта и Балторо. Имя ФранческоЯнгхазбенда связано с переходом через хребетСтарый Мустаг (перевал высотой 5422 метра) иисследованием средней долины Шаксгам. ИмяМартина Конвей напоминает об исследованиях итопографических съемках бассейнов ледниковХиспар, Биафо, Керолунгма и Балторо.

В нашем столетии было организованобольшое число исследовательских экспедиций дляизучения Каракорума. Особого упоминаниязаслуживают супруги Буллок Воркман, которые насобственные средства в 1894–1912 годах провели рядметодических исследований и топографическихсъемок К именам этих исследователей я должендобавить имена , которые уже так хорошо известны,что не требуют комментарий, это имена Ч Г Брусе,Лонгстаффа, герцога Абруццкого и в особенностиде Филиппе, который руководил самой большойнаучной экспедицией, когда либо проходившей этимрайоном в восточную часть Каракорума, и привезоттуда поистине исключительно богатые сведенияи наблюдения, изданные затем многотомнымизданием в содружестве с Г. Дайнелли.

Об отдельных экспедициях, ставившихперед собой за дачу восхождения на К2, будетсказано в одном из следующих разделов Здесь ядолжен только сказать, что после перерыва,вызванного первой мировой войной, возобновилисьисследования Каракорума Масиным (1926 г),Тринклером, де Терро (1927–1928 гг. ) и Виссером(1922–1930 гг.). Исследования проводились в основном ввосточной части, Виссером–в западной части,между Гилгитом и долиной Шаксгам

В 1929 году проводилась научнаяэкспедиция герцога Сполетто, посетившаябассейны ледников Балторо, южные склоны ледникаПанм, средний ледник Шаксгам и северные сбросыледника Сарпо Лагго Были изучены обширные районыгорного хребта и произведены топографическиесъемки. Год спустя Дайнелли посетил ледникСиахен и прямым путем прошел до долины Римо.

В следующем десятилетии особоговнимания заслуживают две английские экспедиции1937 и 1939 годов под руководством Э. Шиптона, которыевнесли самый большой вклад в географическоеизучение северной и восточной стороны западногоКаракорума Они произвели топографические съемкиобширного района и исследовали части горногорайона, которые до них почти совсем не былиизвестны.

Экспедиции Эккенштейна – Пфанля,Гиллярмо на К2 в 1902 году, «международная»экспедиция профессора Диренфурта в Сиа Кангри иБалторо Кангри в 1934 году, французская экспедицияпод руководством де Сегогне на Гашербрум I(Хидден пик) в 1936 году, английские экспедицииВаллера на Салторо Кангри в 1935 году и наМашербрум с юга в 1938 году и, наконец, двеамериканские экспедиции на К2 под руководством Ч.Хаустона в 1938 году и под руководством Ф. Висснерав 1939 году имели преимущественно альпинистскийхарактер.

После второй мировой войны экспедиции,посетившие горные цепи Каракорума, также носилибольше альпинистский, нежели научный характер.Это были английские экспедиции Робертса иЛоримера на Сазир Кангри в 1946 году,англо-швейцарская экспедиция Тильмана, Гира иКапеллера на Ракапоши и Харамоши в 1947 году,экспедиция Хаустона на К2 в 1953 году. Наконец,следует упомянуть об экспедиции Шомберга,который в 1945 году достиг перевала Старый Мустаг ссевера.

Таков короткий обзорисследовательской и альпинистской деятельностив Каракоруме за последние 200 лет. Многочисленныеработы проведены с различных точек зрения. Тем неменее, в особенности на северной стороне,обширные районы ждут своего открытия, а бесчисленные семитысячники – своих победителей.

Глава 2. Начало подготовки экспедиции

Большинство читателей думает, чтоитальянская экспедиция 1954 года в Каракорум былаорганизована неожиданно, и нескольких месяцевбыло достаточно для ее создания. Такое мнениесоздается, очевидно, потому, что сейчас в каждойэкспедиции все видят только естественноепродолжение чрезвычайной предприимчивости испортивного азарта, который вдруг возник средиевропейских и неевропейских наций приорганизации горовосхождений в Гималаях.

Покорение первого «восьмитысячника»французскими альпинистами в 1950 году (Французскиеальпинисты Морис Эрцог и Лук Лашеналь в 1950 годусовершили восхождение на вершину Аннапурна 1 (8072м) (Прим переводчика)) и сенсация, которая былавызвана этим достижением во всем мире (правда, небез отлично организованной пропаганды), создалисреди альпинистов такое мнение, что именно успехфранцузов дал толчок для организацииитальянской экспедиции 1954 года и что не меньшимстимулом служило внимание международной прессы,широко освещавшей все перипетии борьбышвейцарцев и англичан за покорение Эвереста.

В действительности начало организацииитальянской экспедиции имеет значительно болееранние даты. Первые мои попытки организоватьэкспедицию в Гималаи относятся еще к весне 1937года. Тогда небольшая группа моих друзейальпинистов предложила мне взять в свои рукиорганизацию экспедиции на Эверест.

В кругу английских альпинистов яинтересовался вопросом возможности организацииэкспедиции на Эверест, но результаты былиотрицательные. После этого я предложил своимдрузьям, что будет лучше, если они направят своимысли на К2, с которым итальянцы связаныопределенной традицией и пути подхода к которомуя знал.

Еще во время своего путешествия 1929года я обратил на эту вершину особое внимание ипрошел до самого ее подножья, чтобы установитьвозможность восхождения.

В 1939 году мне удалось продвинуть свойплан так далеко, что в конечном итоге президиумИтальянского альпийского клуба согласилсяфинансировать такую экспедицию. Начало второймировой войны, к сожалению, прекратило всюподготовительную работу по организацииэкспедиции и не было надежды, что в ближайшеевремя можно будет ее осуществить.

Однако долгий перерыв на сломилнашего- желания. Итальянские военнопленные вразных районах Гималаев совершили рядальпинистских восхождений. Если учитывать, что вих распоряжении находилось самое скудноеснаряжение, эти восхождения были определеннымуспехом итальянского альпинизма.

Однако, если имелась возможностьорганизовать легкую экспедицию, то пока нельзябыло думать об оснащении большой экспедиции навосьмитысячник. В первые послевоенные годыИталия несколько лет претерпевала большиеполитические и хозяйственные трудности ипоэтому не имело смысла, да и просто не былоуместным, предлагать в то время организациювосхождения на одну из самых больших вершин мира.Но идея жила, и это было продолжение именно тойидеи, которая в 1939 году стояла на гранипрактического осуществления.

Только в 1948 году я имел возможностьобсудить со своими друзьями-альпинистами новыйпредварительный проект экспедиции на К2. Однакомы еще не могли думать о его выполнении. Преждевсего нужно было составить предварительныерасчеты и установить, можно ли вообще собратьтакую большую сумму, которая необходима дляорганизации и проведения этой экспедиции.

Первоначальным планомпредусматривалось применение двух самолетов длятранспортировки груза, как минимум до базовоголагеря, где груз должен был быть сброшен напарашютах. Вначале я думал о применениивертолета и, желая получить техническую помощь,обратился по этому вопросу за советом к тремкрупнейшим американским фирмам.

После детального изучения этоговопроса мне пришлось убедиться, что вертолетыиз-за ряда технических особенностей(недостаточной самостоятельности, низкогопотолка и др.) не могут быть использованы в такихвысоких горах и вдали от баз.

После того, как я оставил свой план свертолетом, я обратился в министерствовоздушного сообщения с просьбой временновыделить для нашей экспедиции два самолета слетным составом. Транспортировка тяжелого грузавоздушным путем от Скардо до базового лагеря(примерно 100 километров по прямой) значительноупростила бы вопрос снабжения и попредварительным подсчетам резко сократила бырасходы по экспедиции. Планом работпредусматривалось использование самолетов нетолько для переброски груза, но и для воздушнойразведки и производства фотометрических съемок.

Опыт, который я приобрел в Иране в 1933году и в экспедиции в северо-восточном Тибести(горный район на северо-востоке Африки. (Прим.переводчика)) в 1940 году, убедил меня, что, имеятакие вспомогательные средства длягеографического исследования, как военныесамолеты, можно добиться хороших результатов,хотя на борту тех самолетов, которые тогданаходились в моем распоряжении, не былиустановлены аппараты для топографическихсъемок. К сожалению, ни первый, ни повторныезапросы в министерство . о предоставлении намсамолетов не дали результата. В том случае, еслиэкспедиция на К2 все же состоялась бы, нам неоставалось другого выхода, как использоватьстарый метод транспортировки грузов караваном ипроизводить исследовательские работы наземнымпутем. Исходя из этого, я начал разработку плана ипереговоры по организации экспедиции.

Весной 1951 года мой друг граф АльбертоБонакоссо посоветовал мне обратиться вНациональный олимпийский комитет Италии.Бонакоссо входил в состав исполнительногокомитета и с воодушевлением поддержал мой план.

Переговоры длились довольно долго, нов конечном итоге были выделены необходимыесредства для проведения предварительнойразведки в Индии и Пакистане для выяснениявозможности организации экспедиции и, в случаеесли экспедицию на К2 будет возможноорганизовать, установить время работыэкспедиции и другие исходные данные. По рядупричин и обстоятельств я очень поздно, только вконце июля 1952 года, получил средства для этогопутешествия. Пока решались эти вопросы, у менявсе было подготовлено для путешествия на БлижнийВосток с опорным пунктом в Дамаске и япредусмотрел в случае необходимости организациюкратковременной поездки из Дамаска в Индию иПакистан даже на собственные средства. И вотпервого августа я покинул Италию на самолете и наследующий день прибыл в Дамаск – первый этаппутешествия на восток. После окончания своейгеологической работы в Иордании я возвратился вДамаск и оттуда продолжил свой путь прямо в Индиюи Пакистан.

27 августа я прибыл в столицу ПакистанаКарачи и подал заявление для полученияразрешения на въезд экспедиции в Каракорум, врайон Балторо в 1953 году. После почти месячногоожидания я получил отрицательный ответ.

Правительство Пакистана высказалосвои сожаления, что не может выполнить моюпросьбу с связи с тем, что оно уже дало разрешениена проведение экспедиции на К2 руководителюамериканской экспедиции доктору Хаустону. Из-затрудностей продовольственного снабжениябольшого каравана носильщиков оно не имеетвозможности дать разрешение второй экспедиции врайон Балторо в том же году. Я был ошеломлен такимсообщением, и мне нужно было срочно переделыватьплан путешествия.

После того, как я подал второезаявление, в котором просил разрешения напутешествие в 1953 году в один из соседних следником Балторо районов, я вернулся в Италию. Вэтом заявлении я одновременно просил разрешенияна проведение экспедиции в 1954 году в районледника Балторо, причем в заявлении я указал, чтопланом экспедиции 1954 года предусматриваются двамероприятия: работа научной группы и восхождениена К2.

Переговоры, которые с переменнымиуспехами тянулись почти год, приносили и надеждыи разочарование. 25 апреля 1953 года во времяпленума Итальянского альпийского клуба в Пармепрезидент Итальянского академическогоальпийского клуба и председатель комиссииАльпийского клуба по внеевропейскимальпинистским мероприятиям официально поручилимне организовать под шефством этого клубанаучно-альпинистскую экспедицию в Гималаи. Всередине июля 1953 года чаша весов склонялась всееще не в нашу пользу, несмотря на то, что министрбарон Г. Скола Камерине и доктор П. Канали изминистерства иностранных дел энергичноподдерживали экспедицию, и даже главаправительства в то время Альчиде де Гасперинепосредственно обратился по этому вопросу кглаве пакистанского правительства Мохаммеду Аливо время их встречи в Риме. Поэтому трудно себепредставить мою радость, когда я 17 июля послевозвращения из путешествия по Греции получил отпакистанского посла в Риме сообщение, что мнедано разрешение на путешествие в район Балторо,хотя в разрешении указывались некоторыеограничения моего плана.

Хорошо что, несмотря на слабую надеждуна получение визы, мой оптимизм все же толкнулменя на некоторую подготовку экспедиции, преждевсего в части получения средств, которые мне былипозже предоставлены Национальным советом поисследованиям.

Это сообщение сделало меня счастливым,но одновременно поставило перед серьезнойдилеммой – или мне удастся немедленно погрузитьтяжелый груз и имущество на тот пароход, которыйраз в месяц курсирую между Генуей и Карачи, илимне нужно отложить экспедицию на год. Выслатьгруз месяцем позже означало бы, что я смогуприбыть в Карачи только 16 сентября–слишкомпозднее время для путешествия в этих районах.Кроме того, я учел, что если сейчас все подготовлюдля путешествия, но не успею погрузить имуществона отходящий пароход, то рискую понести большиерасходы, не имея возможности совершитьпланируемое путешествие. О перевозке грузасамолетом нечего было и думать. Стоимостьперевозки груза самолетом от Рима до Карачи такбы основательно потрясла мои финансы, что я неимел бы возможности совершить путешествиедальше Карачи.

Когда я 18 июля выехал из Рима в Милан,то основательно продумал создавшееся положение,и хотя большие трудности, в том числебюрократического характера, встали на моем пути,все же решил сделать попытку. Не стоит описыватьвсе мытарства этих десяти дней, которыеоставались до отхода парохода. 28 июля в два часаночи доверенный из Генуи сообщил мне, что весьгруз находится на борту парохода. Я всегда думаюс благодарностью о тех немногих добровольцах,которые в дни лихорадочной работы оказали мнебескорыстную помощь, и о тех инициативныхправительственных служащих, которые сумелиустранить бюрократические трудности, всегдавозникающие при отправке товаров за границу.

В этом путешествии меня должен былсопровождать Ричардо Кассин(выдающийсяитальянский альпинист, совершивший многосложнейших стенных восхождений в Альпах {Прим.переводчика)), все расходы которого оплатилИтальянский альпийский клуб.

Чтобы закончить переговоры офинансировании экспедиции и выполнить служебныеобязанности в университете и в Миланскомполитехникуме, мне пришлось отложить свой выезддо 18 августа. Два дня спустя я был в Карачи, гдеоставался до 26 августа – дня моего выезда сбагажом в Равалпинди. В это время из газет я узнало неудаче экспедиции Хаустона на К2 и ее роковыхпоследствиях. В Равалпинди, в доме полковника АтаУлла, я встретился с членами этой экспедиции, откоторых я получил устное сообщение о ней, ценныеисходные сведения, указания и информацию омаршруте, по которому они пытались совершитьвосхождение. Как раз в эти дни газеты сообщили отом, что альпинисты нескольких наций обратилиськ пакистанскому правительству за разрешениемвосхождения на К2 в 1954 году.

Я не мог возвратиться в Карачи, чтобыузнать результаты моего прошения в этом случае ярисковал сорвать предварительную разведкурайона К2. Кроме того, после возвращенияэкспедиции Хаустона не было больше препятствий кпроведению предварительной разведки района К2, и4 сентября я вылетел со всем грузом в Скардо –основную базу снабжения Балтистана, откуда беретсвое начало караванная дорога.

В плане путешествия предусматриваласьразведка ледника Балторо до базового лагеряамериканской экспедиции и несколько выходов вбоковые ущелья для научного исследования.

В Скардо я задержался на оченькороткое время. Представитель правительстваПакистана в Скардо направил мои усилия наразрешение серьезной проблемы, котораядлительное время занимала правительство. Целаядолина в Балтистане, долина реки Стак, правогопритока Инда, находились под угрозой быстродвигающегося ледника, который в течение трехмесяцев продвинулся на добрых двенадцатькилометров.

Хотя времени для выполнения планаисследований Балторо было очень мало, я все жерешил немедленно выйти в долину Стак и проверитьпродвижение ледника. В это время небольшойкараван в сопровождении полицейского частичнотранспортировал мой груз прямо в Дассу, в ущельеБральдо, где я мог его получить, спустившисьнепосредственно после осмотра ледника в долинеСтак.

6 сентября, т. е. через два дня послеприбытия, я уже покинул Скардо и поднялся сКассином в среднюю долину реки Инд. Но у входа вущелье Турмик мы узнали, что переход с караваномчерез вновь возникший ледник невозможен. Нампришлось подняться по долине Турмик и перейтичерез перевал Стак (4597 м) только с этой стороны мымогли достигнуть цели. После разведки и изученияледника Кутиа мы 12 сентября снова перешлиперевал Стак и спустились по долине Турмик доХарималя, откуда я послал успокаивающеесообщение в Скардо. В настоящий момент несуществовало опасности для жизни и имуществажителей долины Стак, ибо ледник прекратилдвижение, и отсутствовали предпосылки кдальнейшему его продвижению вниз, в долину Инда.

Из Харималя мы поднялись по красивойтеснине Пакора, 14 сентября перешли перевалГантос (4457 м) и спустились в долину Басха. Послеперехода старого висячего моста через реку Басхамы пришли в оазис Дассу, где уже находился нашгруз, прибывший прямым путем из Скардо.Длительными маршами мы поднялись в долинуБральдо. 18 сентября прибыли в Асколи и черездвенадцать дней пришли в базовый лагерьэкспедиции Хаустона.

После разведки, проведенной до лагеря5300 метров и под ребром Абруццкого, и после тогокак с помощью биноклей и сравнения пути подъема сфотографией были установлены места отдельныхлагерей, мы спустились в долину и ускоренныммаршем вышли в Скардо в то время, как в горах ужепривились предвестники зимы и выпал первый снег.Только во второй половине дня 8 октября послетридцати двух дней почти беспрерывного марша мыприбыли в Скардо. Четыре дня спустя самолетдоставил нас в Равалпинди и далее в Карачи,откуда 18 октября я вылетел в Италию.

Это предварительное путешествие даломне возможность ориентироваться в проблемеснабжения и вопросах доставки тяжелого груза добазового лагеря. Кроме того, я собрал сведения,которые были нужны для составления сметыэкспедиции. Если условия транспортировки грузовмежду Равалпинди и Скардо благодаря самолетузначительно упростились по сравнению с 1929 годом,то для отрезка пути между Скардо и Балторо ничегоне изменилось: для этого требуются те же средстваи время, какие были нужны и в 1929 году.

По возвращении в Рим я узнал от нашегоминистра иностранных дел, что во время моегоотсутствия получено разрешение на проведениеэкспедиции.

Нужно было уточнить нескольконеясностей в письме, и поэтому мы обратились вКарачи для уточнения.

28 октября я получил телеграфноесообщение министерства иностранных дел Италии отом, что разрешение для проведения экспедиции наК2 в 1954 году получено. Вскоре после этого яполучил телеграфное подтверждениепредставителя пакистанского правительства вРиме.

Тем самым была решена одна из самыхсложных проблем, стоящая на пути к организацииитальянской экспедиции в Каракорум.

Глава 3. Общий план экспедиции

Общих планов нашей экспедиции ясоставил несколько как до получения разрешенияна восхождение со стороны пакистанскогоправительства, так и после его получения.Первоначальные планы были, главным образом,составлены для ориентировочных подсчетоврасходов. Окончательный план, составленный 15декабря 1953 года в процессе подготовкиэкспедиции, хотя и был немного изменен, но всяработа экспедиции в целом была осуществленаименно по нему. Для читателя будетнебезынтересно, если я здесь дам основныеположения и суммирую главные разделы работынашей экспедиции, причем надо учесть, что то, чтоя скажу ниже, относится только к альпинистскойчасти. В введении было указано, что плансоставлен на основе опыта, который я почерпнул изматериалов и наблюдений прежних экспедиций вКаракоруме, отчетов недавних гималайскихэкспедиций, в особенности на Эверест и НангаПарбат, и, наконец, на моем собственном опыте,приобретенном совсем недавно на месте работыпредстоящей экспедиции, – во время моейпоследней поездки в Каракорум.

План экспедиции состоял из двухчастей, соответственно двум задачам,поставленным перед экспедицией. Первая задача –научная –сбор общих наблюдений, определениеисходных пунктов и сбор материалов длягеографического исследования западногоКаракорума, вторая и главная задача –альпинистская – восхождение на вторую по высотевершину мира – пик К2 (8611 метров).

Я должен здесь сказать, что обе задачив процессе работы экспедиции могут пополнять, нони в коем случае не ущемлять друг друга, так какимеется в виду, что обе работы проводятсянезависимо одна от другой.

Общая линия этого плана в процессепроведения экспедиции могла, конечно, претерпетьнекоторые изменения, но внести в будущем большиеизменения в календарный план не представлялосьвозможным, потому что не хватило бы времени длясоставления и исполнения новых планов.

Экспедиция должна быть организованапо армейскому принципу, но в такой форме, как этопринято в наших горноальпийских частях, вкоторых большинство из нас служило.

От каждого члена экспедициитребовалась строгая дисциплина и понимание того,что последняя необходима для выполнения главнойзадачи экспедиции – покорения К2. Дисциплинадолжна быть сознательной при взаимном пониманиинеобходимости глубокой дружбы и построена навзаимном доверии. Каждый должен быть готовпожертвовать всем для другого. Очень важносознание серьезности задачи- от этого зависит еевыполнение и в высшей степени успех всегомероприятия

Я приведу здесь ряд главных положений,которые могут определить успех экспедиции; частьих указывает в своей книге об Эвересте полковникХант.

Необходим определенный периодакклиматизации для альпинистов на высоте ниже 6500метров.

Это также подтвердили несколькочленов немецко-австрийской экспедиции на НангаПарбат, в особенности Герман Буль, который безкислорода успешно совершил штурм вершины иблагодаря хорошей акклиматизации смог в одиндень преодолеть перепад высоты в 1300 метров.

По мере возможности следует сократитьвремя нахождения альпинистов на больших высотах(выше 7500 метров), учитывая, что на таких высотахорганизм человека ослабевает и к падениюфизических сил добавляется еще моральнаядепрессия.

Имеющийся календарный план штурмавершины нужно по мере возможности выполнятьстрого в сроки, ибо время решающего штурма, какправило, по условиям погоды весьма ограничено инужно иметь определенную гарантию, что ковремени штурма, предусмотренному планом, всебудет готово к выходу. В противном случаеединственная возможность, при которой можно былобы штурмовать вершину, будет потеряна. Этозначит, что те группы, которые предназначаютсядля штурма вершины, должны перед наступлениемблагоприятного периода находиться в полнойготовности в исходных лагерях.

Необходимо установление такогопищевого режима и гигиены, которые позволяли быподдержать физическое состояние иработоспособность всех членов экспедиции навысоком уровне. Так как в связи с чрезмернымупотреблением пищи или жидкости повышаетсявозможность заболевания членов экспедиции,нужно установить строгий пищевой режим.

Каждый член экспедиции обязан следитьза своим здоровьем и работоспособностью,избегать ненужной траты сил.

Все операции, связанные с восхождениемна К2, можно разделить на пять частей

1. Организация экспедиции в Италии.

2. Транспортировка грузов экспедициииз Италии в Карачи, Равалпинди и Скардо (2200 м).

3. Транспортировка груза носильщикамиот Скардо до базового лагеря (5000 м),акклиматизация и отдых. Проверка специальногоснаряжения (кислородные аппараты, подъемники и т.д.).

4. Штурм вершины

5. Спуск и возвращение

Для более четкого выполнения этогоплана перед выездом экспедиции был составленкалендарный план, определяющий время выполненияотдельных разделов с учетом времени до штурмавершины, который предусматривался общим планомво второй декаде июля.

Научные работы охватывали

1. Топографические съемки

а) съемки ледника Кутиа;
б) съемки ледовых склонов Чоголунгма, Биафо,Хиспар, Балторо;
в) съемки слияния боковых ледников и ледникаБалторо.

2. Геологические наблюдения

а) геодезические съемки большогомасштаба бассейна Балторо;
б) геодезические съемки среднего масштаба ущелийБральдо и Схигар до долины среднего Инда и долиныСтак;
в) съемки пластов;
г) петрографические исследования в отдельныххарактерных зонах.

3. Физико-географические наблюдения:

а) метеорологические наблюдения;
б) изучение морфологических особенностейледников Каракорума;
в) геоморфологическое изучение районов,указанных в пункте первом.

4. Географические наблюдения иизмерения:

а) гравиметрические измерения;
б) магнитные измерения;
в) наблюдения за космическими лучами.

5. Антропогеографические исследования:

а) исследование этнографическогосостава населения и антропологическиеизмерения;
б) исследование постоянного и временногоместожительства населения.

6. Обобщение материалов.

Научный персонал, не считаяруководителя экспедиции, состоял из одноготопографа, одного петрографа, одного геофизика иодного географа-антрополога.

В связи с тем что поле деятельностинаучных работников охватывало большие районы,нежели место действия альпинистской группы,научные работники должны были работатьмаленькими группами, и им была предоставленаопределенная независимость от альпинистскойгруппы и самостоятельность для выполненияустановленной программы исследования.

На основе этого схематическогоизложения программы работы экспедиции я изложураздел, который я называю календарным планом.

Начнем с альпинистской деятельности.Два отрезка времени практически являютсяграницей деятельности альпинистской группыэкспедиции. С одной стороны, выход и с другой –штурм вершины. Последний, вполне естественно,является решающим отрезком и, следовательно,должен быть тщательно подготовлен.

Как была установлена дата решающегоштурма?

Я собрал все возможные сведения иметеорологические сообщения о Каракоруме исделал попытку установить время года, котороеявляется лучшим для восхождения. Но все этиданные очень скудны, и на их основании оченьтрудно сделать точные статистические расчеты.Принимая во внимание некоторые другие факторы,как, например, длительность дня, можнопредположить, что лучшим периодом является времяс середины июня до середины июля.

Во всяком случае на основанииимеющихся материалов мне не удалось установитьвлияние летнего муссона – влажногоюго-западного ветра в Каракоруме, особенно врайоне Балторо. Бесспорно, что ветер, приносящийплохую погоду, является юго-восточным, но неисключено, что и при таком ветре может бытьхорошая погода. Кроме того, осадки в районеледника Балторо и в окружающих районах по своейинтенсивности непостоянны и установить связьпериода больших осадков с летним муссономневозможно так же, как нельзя установить период смалыми осадками в связи с зимними муссонами(северо-восточными), как это имеет место вцентральных Гималаях. Возможно, что влажныйюго-западный муссон в определенное времяоказывает влияние на погоду в Каракоруме, но мынаходились очень далеко от тех климатических условий, которые господствуют в самихГималаях.

Таким образом, выбор времени пал напервую половину июля, как самое лучшее время дляштурма вершины, правда, с условием, что уже впервых числах июля все должно быть готово.Предположить, что мы управимся раньше этогосрока, было трудно, особенно если учесть время,необходимое для подготовки экспедиции в Италии итранспортировки груза от Италии до базовоголагеря.

Таким образом, определились следующиеосновные даты плана экспедиции:

1. Организационная часть: оснащениеэкспедиции в Италии с 15 декабря 1953 года по 31 марта1954 года (дата отхода парохода с грузом из Генуи).

2. Подготовительная часть:транспортировка грузов и переезд участниковэкспедиции от Италии до базового лагеря;акклиматизация и отдых; общая проверка имуществана месте – с 1 апреля по 15 июня.

3. Подготовка высотных лагерей и штурм:установка лагерей на ребре Абруццкого;транспортировка снаряжения в высотные лагери;штурм вершины–с 15 июня по 20 июля.

4. Возвращение альпинистов в Италию(морским путем)– выезд из Карачи – 10 августа.

Для каждой из этих частей былсоставлен детальный план, в которомпредусматривались даты для отдельных операций.Этот план по срокам в основном был выполнен. Еслиучесть, что первое собрание кандидатов в членыэкспедиции состоялось 15 декабря в Милане, мыимели около четырех месяцев для подготовки.Однако нужно здесь отметить, что некоторыеподготовительные работы были проведены мною ужево второй половине октября сразу же повозвращении из Пакистана. Для решенияальпинистской задачи экспедиции, включая выездиз Италии и возвращение, мы имели по плану четыремесяца, но если бы возникла необходимость, этотсрок мог быть увеличен до шести месяцев.

Что касается времени для научнойработы на месте, то на это было предусмотренопять месяцев – с конца апреля до конца сентября,– не считая времени, которое требуется дляпереезда из Италии в Скардо и обратно.

В отношении научной программы яобращаю внимание читателя на то, что в ней непредусматривались работы по зоологии и ботаникеЯ хочу подчеркнуть, что эти работы были исключеныне в связи с тем, что я не придаю значения этимнаукам, а только потому, что район действияэкспедиции уже несколько раз посещался научнымиработниками с этой целью Итальянская экспедиция1929 года имела в своем составе научного работникапо зоологии и ботанике, а в 1953 году в Балтистанеработала специальная группа по изучению флорыНесмотря на это, наш научный персоналинтересовался, при условии что этидополнительные работы не отнимали много времениот основной задачи, животным и растительныммиром выше 4000 м. Так как наши исследованияохватывали малоизвестные районы.

Наш план, объединявший в однойэкспедиции многочисленные задачи, резкоотличался от планов почти всех последнихэкспедиций к высочайшим вершинам мира и озадачилнекоторые круги альпинистов. Многие считали, чтонасыщенность научной программы может оказатьсясерьезным препятствием для альпинистовэкспедиции. Если я, тем не менее, не отступил отсвоего плана, то это – результат убеждения, чтоуспех зависит прежде всего от добросовестной ипланомерной подготовки и точного распределениязадач между обеими группами экспедиции. Такимобразом, я одновременно добился значительнойэкономии средств, которые пришлось быизрасходовать в случае организации двухсамостоятельных экспедиций, и воспользовалсяодной визой на въезд в Пакистан, которую не таклегко получить второй раз. Если же альпинистскаягруппа по каким либо причинам не сможетвыполнить свою задачу, экспедиция будет иметь покрайней мере результаты научных исследований,что также явится некоторым достижением.

Глава 4. Подготовка экспедиции в Италии

Тот, кому не приходилось обеспечиватьинвентарем и снаряжением экспедицию с большимчислом участников в дальние страны ималонаселенные районы, вряд ли может себепредставить, как важна и сложна вся этаподготовка, от которой во многом зависит успехэкспедиции Прежде всего он не имеет ясногопредставления о том большом объеме работы,которого требует такая подготовка. Поэтому ядумаю, что читателю будет интересно узнать, чтонужно было сделать для проведения экспедиции вКаракорум в 1954 году. Разумеется, я не касаюсьздесь первоначальной подготовки, проведеннойнами еще тогда, когда не было разрешения на въездв Пакистан, на этом я уже останавливался впредыдущей главе.

Хозяйственная проблема

После получения разрешения на въезд вПакистан пришлось срочно решать самые важныепроблемы нашей экспедиции – проблемыфинансирования. Предварительная смета расходовэкспедиции, составленная на основевышеуказанной программы, предусматривала суммув сто миллионов лир. Некоторая часть средствтребовалась немедленно для заказа специальныхвидов снаряжения, изготовление которых требуетнескольких месяцев, например, кислородныхаппаратов Обеспечить финансирование экспедициидо получения разрешения на ее проведение былослишком трудно и выглядело бы не совсемсерьезным. С другой стороны, разрешение навосхождение на высочайшие вершины мира можно,как правило, получить только в последний момент,когда предыдущая экспедиция уже закончила всесвои операции. Но даже и тогда окончательновыбрать объект восхождения невозможно, преждечем не будет известен результат экспедиции,действующей в данный момент. Например,английская экспедиция 1953 года на Эверест имеларазрешение уже в сентябре 1952 года, но моглапринять окончательное решение только в декабре,хотя выезд в Непал планировался уже в февралеследующего года.

Наша экспедиция до сентября 1953 годатакже не могла знать, следует ли выбирать К2 своимглавным объектом, пока не закончила своей работыэкспедиция Хаустона и пока мы в конце октября неполучили окончательного разрешенияправительства Пакистана.

С момента получения разрешения япринимал срочные меры для создания материальнойбазы нашей экспедиции, перед которой ставилисьдве задачи: альпинистская и научная, причем можнобыло быть уверенным, что альпинистская задачаскорей будет признана общественностью, нежелинаучная, и соответственно будет легче получитьсредства на восхождение. Поэтому я прежде всегозанялся вопросом финансирования научной части,считая, что альпинистская часть нашейэкспедиции, несомненно, получит нужную поддержкусо стороны Итальянского альпийского клуба иширокой общественности, как мероприятиенационального характера, что и подтвердилось вдальнейшем





Дополнительно


Copyright © 2010-2020 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.